pic1

sowetnik_p


Художники строят "Город Солнца"


Previous Entry Share Next Entry
"Глуминат натурия" - 8
pic1
sowetnik_p
1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30

  Смена мизансцены

Могила Столина → тунель → лаборантская → помещение с саркофагом Лёнина → Прежневский кабинет.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Входит кремлёвский курсант с тубусом, козыряет, вытаскивает из тубуса рулон, разворачивает его. Оный оказывается живописным холстом. Прежнев некоторое время рассматривает картину. Рассмотрев, протягивает руку к курсанту со словами:

– Заключение комиссии.



. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .    

  Курсант достаёт из–за пазухи лист и отдаёт Прежневу. Тот пробежав его глазами, задумчиво бормочет:

– Всё состоит из плесени. Надо просто спокойно к этому относиться. – после чего с пренебрежением швыряет холст на стол. – Хлеб только даром жрут, кашанапол! - показывает пальцем курсанту на холст. – Ладно, положи холст пока на стол, я потом получше рассмотрю.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Курсант исполняет, козыряет и уходит.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Мангусту Хайле Мариам смотрит на холст на столе, чешет репу, потом наливает в стаканы, подходит к Прежневу и шепчет ему что–то на ухо.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Прежнев:

– Не–не–не, за социализм сам пей! Хайли за него пить, Мангусту Хайли Мариам, глаза б на него не смотрели!

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Мангусту делает вопросительно–удивлённый жест.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Прежнев:

– Социализм с небритыми подмышками – это всего лишь незазорный зазор между царизмом и воистину коммунизмом. – ложит растопыренную пятерню себе на грудь. – Не, Мангусту, пойми меня правильно. Я не предательник рабочего класса, нет. Не контрабас какой–нибудь меньшевицкий. Я сам любую контру уконтрабасю и отлелею во все захолустья, кто посягнёт на коммунизм! Но ты посмотри на этот народ совковский, способный только лузгать семечки, сидя на корточках у входа в оперный театр. Это же сссобачки с миномётами! Тузики юбилейные с мозгами насекомых! Гадят даже в детских песочницах. Йоська ещё подсуетился, подлюка грузинская, повыпрепрессировал лучшую часть пол–страны. А что осталось–то, с кем строить? С совками, задави их грузовик с арбузами! Смеёшься что ли, Хайли?! Дворянство в расход. Профессуру тоже занесли в анал истории. Поэтому честь, как понятие, давно уже у нас пф! – делая губами пфук. – На дне остался один одномандатный люмпен. Ты послушай, что они поют – сплошной мелкоуголовный блатняк, кошмар поселковый!  – Прежнев ложит руку на плечо эфиопа. – Мы с тобой правящая элита, понимаешь? С таким народом, что с моим, что с твоим, походу коммунизма не построишь, понимаешь? Но строить типа всё–равно надо в этом образцово–показательном дурдоме! Деваться некуда. Какой бы там не был материал с хронической субстанцией в носу. Посему кароче будем строить с тем, что есть – с дураками. Три кучки на переходной период! А коммунизм всё равно не за горами. Дождёо–омся, Хайли!

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Эфиоп что–то безвучно втолковывает Прежневу в ухо.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .   

  Прежнев:

– Да плевать, что они отлынивают! Прикладом в нос и на баррикады. – Прежнев кивает в сторону столинской могилы. – Грузин–то наш так по–грузински и делал всю жизнь. Зря только он столько материала перевёл, сучёк. Дворянин–не дворянин, профессор–не профессор, а траншею бы они уже сейчас вырыли бы до тех гор, за которым коммунизм.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  

  Эфиоп опять что–то втирает Прежневу безвучно.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Прежнев:

– Отбулькайся со своим социализмом, Хайли! Хочешь так пей за него оный портвейн 777, именуемый совками - ,,Три топорика,,. За социлизм лично я пить не собираюсь, пропади он пропадом! Социлизм вкругняк накрылся медной трубой, кроме Швеции. Я буду пить только за светлое будущее. А за коммунизм пьют только водку. Восямнацать глядусов и СО-ОРРРОК ПОЛНОВЕСНЫХ ГРРРАДУСОВ! Есть разница арифметически или нет? То–то! Ты ж Генеральный Секретарь! Обязан, в силу своего положения понимать такие политические вещи.

  Прежнев встаёт из–за стола, идёт к секретеру, открывает отделение, в нём оказывается бар. Достаёт бутылку водки. – В твоём портвешке, знаешь ли, градусов, как клубники на луне.

––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––   

  Смена мизансцены

Кабинет Прежнева → помещение
саркофагом Лёнина → лаборантская → тунель → могила Столина.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Эдуард хлопает Гогию по плечу:

– Эх щас бы в басейн! Ты, наверна, и с басейном походу не сталкивалси, Гога, раз балета не видал.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Гогия:

– Басейн у меня как раз есть собственный, с золотыми рыбкам купаюсь.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Эдуард.

– Пошёл ты на сто! Правда чёль?! Ври!

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Гогия:

– Всё в шоколаде! У меня под Лубянкой целые аппартамэнты. И домашние тапочки, и сауна, и девочек до Люськи прыводили. Только когда дэвок приводят, свет гасят, дураки.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Эдуард:

– Не–е, свет гасить не интересно. Налили бы шампа-анского в басейну... – мечтательно тянет техник.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Люся:

– Зачем энто?

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Эдька:

– Ну ты подумай в голову, зачем. Бросали б в нево голых балерин!

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
 
Люся:

– Дураки! Морковка вроде овощь, а ты тока ею и думашь.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Гогия с усмечкой:

– Это как водится! Пушкин бэгал к цыганам, комуняки, – кивок в сторону Прежнева. – Балет держат для распутства. Поэтому я сильно и нэ жалею, что нэ видел собственными глазами, как балерины канифолятся.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Эдуард поднимает пузырёк со спиртом, рука горизонтально полу, локоть гордо оттопырен:

– Карроче эта…! Тост! Вам трудно взносы выбивать, нам беспробудно план давать! – глотает глоток, ухает. – Ух, тактильно! Нафига русскому содовая со льдом? Ни в батву, ни в красну армию!

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Гогия берёт пузырёк, глотает, хыхкает:

– Хых, хрусталь навозный, чтоб тебя размазало по пленэру! – протягивает пузырёк Люсеньке, вопрошая. – М?

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Люсенька вскидывает по пионерски руку, в смысле – ,,Всегда готова!,, , глотает спирт и выдыхает:

– Мама равноправная!

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Эдуарда берёт градус, лицо становится блаженно–счастливым, как у Никулина в ,,Самогонщиках,, после апробации. Он поёт:

– Отлу–уп! Возне–ебимся, кастрировать миня через повешеньяа–а.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Люся тянет из кармана семки, сыпет по очереди в горсти Эде, Гоге:

       Закусывайте–закусывайте, мужики! Надо закусывать или... – тут её тоже настигает градус, лаборантка расплывается счастливой улыбкой, парализованно роняется на стул. – Улыбе–ень...!




1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30

?

Log in

No account? Create an account