pic1

sowetnik_p


Художники строят "Город Солнца"


Previous Entry Share Next Entry
39 глава романа ,,Конец света,,
pic1
sowetnik_p
предыдущая глава

  Чем отличается Слава Богов от собаки Стрелки – первого четвероногого космонавта Земли? Ничем. Я стрелой выскочил на улицу чуть не плача, скуля и повизгивая.

nbsp; Пелевинн сразу спросил:

- Чё вы там орали, как коты в порно, на?

  Чем спрашивать, дали бы лучше яду!

  Бесинскому не понравилось Пелевиннское сравнение:

- Почему ,,как коты в порно,,? Не мог сказать поизящнее?

- Ну и скажи, если такой умный, на!

  Презрительно бросил Пелевинн, усаживаясь за руль реквизированной тачки.

- И скажу, - распушил усы щёткой Бесинский.

  Мы рванули в ночную Москву. Неоновые совковские рекламы мелькали за бортом, я автоматически читал их: ,,Детский крем – моя попка улыбается!,, ,,Набор ,,Силуэт,, - вырежи всю семью!,, Во всю длину дома по козырьку реклама мебельного салона: ,,Каждый день мебель на твоих условиях. И арабской вязью - ,,Акция - ,,Обмани продавца!,, Заходы – патаргуэмса!,,

  Абсурд совковских реклам меня быстро успокоил. У меня абсурд, здесь абсурд – вязкое равновесие жизни. Проблемы ушли в зад.

  Мелькнула большая бутылка с этикеткой детского напитка - ,,Задрочик,, - Банан, яблоко, киви.,,

  ,,Задрочик... задрочик...,, - медленно кумекал я. - ,,Почему - ,,Задрочик,,-то? Наверное, букву ,,о,, переставили - ,,Задорчик,, имелось ввиду поначалу.,,

  Совки гордо кричат: ,,Мы академиев не кончали!,, и рекламируют ,,Задрочик,,. Раньше был ,,Задрочик,, - ,,Жигулёвское, теперь уже чисто дуркуют квинтэссенцией. Не слышны в заду даже шорохи-и...

  ,,А-а, один чёрт, к стенке, как меня!,, - махнул я мысленной рукой. nbsp;

  Бесинский шевелил-шевелил усами на заднем сиденье, наконец выродил сравнение поизящней:

- Литературнее было сказать ,,орали, не как коты в порно,, , а орали, как автобус цыган.

  Пелевинн фыркнул:

- Куража нет, скучно, на!

- Тебе лишь бы не скучно!

- А тебе путеводители по Ясной Поляне писать для монгольских туристов. Коты орали, как бизон, которому дали по яйцам. Во как надо!

- Фи-и. Орали, как миллион китайцев на площади Тяньаньмэнь.

- Неа, не по приколу. Орали, как пасивные гомосеки.

- Да ну... Орали, как больной слон.

- Станда-арт. Орали, как взбесившиеся санитарки после кальяна со смешной травой.

- И сколько читателей поймёт твоё сравнение, Витька? Два процента?

- А мне пару процентов только и нужно. Остальные пусть задёрнутся шторкой, на!

  И Пелевинн чиркнул ладошкой по прорешке.

- Я вот напишу в сети, что ты думаешь про девяносто восемь процентов пролетарских читателей.

- Пиши, писатель. Тем более, что пролетарьят читает только ,,Мурзилку,,.

- Орали, как пингвин в пустыне.

  Принял я участие в конкурсе сравнений.

- Ну ты правда: ,,Здрасте!,,

  ,,Оценил,, Пелевинн.

  Бесинский воздержался от вербальной оценки, только еле слышно выдал горлом рвотное:

- Бе-е-е!

- Ну, орали, как живые.

Слегка приобиделся я.

- Уже лучше.

  Одобрил Бесинский.

- Ну-ка, ещё чё-нить ляпни, на? Интересно просто, сможет художник подняться до уровня нас, литпрофессионалов?

  Призадумался. Сказать: ,,Орали, как мудзин с мечети в пять утра,,? Да нет, это тот же шаблон. Сморозить что-нибудь, типа: ,,Орал, как кошка, которой на хвост наехал каток асфальтоукладчика,,? Я сконцентрировался и выдал потолще:

- Орали подростками, качающихся на качелях, привязанных к колоннам центрального вокзала, после того, как они сели голой жопой на иней качель.

  В салоне настала нехорошая тишина. Наконец, Бесинский пробурчал:

- Хорошо, что ты не еврей. А то бы я тебя отрубил, как твоего соседа.

- Орали, как пьяные русские в караоке в Хургаде.

  Не унимался Пелевинн.

- И тебя бы вырубил, Витька, до кучи.

  Пошевелил усами Бесинский.

- Тебе меня не вырубить при всём желании, Пашка. Я пробиваю три кирпича, а ты только два.

  Тут не выдержал я:

- Да что вы всё время спорите, как хронические, кто на сколько больше кирпичей пробьёт башкой! Вы ж взрослые люди! Просто достаньте и померьтесь !

- Чем помериться?

  Не врубился Бесинский.

- Кармой!

  Сказал Пелевинн и мы с ним заржали, как пролетарские лошади комбрига Будёного. 

  Викторр оставшуюся часть дороги всё задумчиво грыз ногти и когда мы уже подъезжали к редакции, вдруг сказал:

- Павел Валерьянкович, слышь, а мож правда померяемся, а?!

  Бесинский распушил усы, позавидовал бы морж.

- Предлагать сие мне, всё-равно, что предлагать сие Льву Николаевичу Толстому – зеркалу русской революции.

Витька сплюнул отгрызенной зауской ногтя:

- Товагищи, пголетагская геволюция, о котогой так долго говогили большевики, свегшилась! Щас посмотгим, что это за хуйня...

  На всех этажах редакции горел свет, как будто сегодня не выходной день.

- Великий Х.

  Встал, увидев меня ,,Наше всё,.. Обычно полусонно добродушный, сейчас он был сама серьёзность, почтительно наклонил передо мной голову.

- Коды моды чмодь!

(от автора:
Коды моды чмодь - перевод с нибахского - Я тебя люблю)

  Бросил я на ходу не Василиску Песковецкому, конечно, но имея ввиду всех местных сатанистов.

  Бесинский с полированными ногтями и Пелевинн с обгрызенными, словно приросли к моим лопаткам и марш-марш за мной в ногу, как кремлёвские курсанты. Встречающиеся ,,КП,,эшные Коты преклонялись передо мной.

  Папа я им тут римский что ли? Что за липовая театральность, йех всех! Ематья какая-то!

  Я подлетел к лифту и... Ды-Дынь!!! – опять столкнулся титьками в открывшихся дверях с выскочившей из кабинки женщиной. Опять онаа - Кузинаа Светлотаа - обозреватель отдела науки. Это какой-то рок не научный , честное слово!

  Потирая себе помятую железную грудь, я скорым шагом влетел в секретарский предбанник Генерального Директора. Секретарша неземной красоты присела передо мной в старорежимном книксене.

- Великий Х!

  Какая-то неправильная трава мне попадается последнее время. Я сам ещё не понимаю, в чём дело, но чувствую эдакую шибанутость материи... Вроде, музыка играет, вроде, оркестр бренчит струнами, дудит трубами, вроде, дирижёр машет палочкой... Это впечатление с закрытыми глазами. Глаза откроешь – вместо дирижёра мушкетёр какой-то левый шпагой дирижирует, оркестр на пне бренчит, поёт жопой, как Пелевиннские красноармейцы, да и вообще - музыка не музыка, а добыча мрачной меланхолии какая-то раз ширяющейся Весьленной.

  Поскорей бы послать в заКуликсную жопу эту ,,КП,,эшную муру, сцека!, – в гробу со ртутью, блядьздь!, помочиться, да и нах хаузе, наиксуй! Ну, то есть, не наиксуй, конечно, я пока ещё художественный цвет нации... Короче, желательно было бы, милостивые государи и государыни, без изнурительных промедлений избавиться от сей театральной картуазности и в скором времени оказаться в родных, столь милых моему истомлённому сердцу, пенатах. Соблаговолите, Втризбдрыжнопятижопиксуйчтобтераспростохренетьёкабака!

- Великий Х!

  Встретил меня в дверях Приор Сунсгоркин. Верхушка тоже уже вся собралась. Другие Приоры-Коты из той же тумбочки. И Магистр Грыгорий Подберезкин здесь как здесь.

  Ладно, доиграю этот фарс, раз вляпался. Чёртовы деньги! Если бы не они...

  Я начал раскланиваться с серьёзными дядями и тётями, вставшими встречать меня фронтом – с первым раскланялся, со вторым раскланялся, с третьим, пятым-десятым...

,,КП,,эшники обступили большой круглый стол вишнёвого дерева, Магистр сунул руку под массивную крышку стола, что-то там нажал потаённое и крышка начала складываться сегментами, открывая своё таинственное нутро.

  БУМ-М-М! – рванули бомбу пидарасы где-то совсем близко в квартале, стёкла в окнах конкретно задребезжали.

  Чувствую, что нормальное положение моей челюсти – между первой и второй пуговицей рубашки...

  Разговор не про бомбы, бомбы пидарасов у нас – дело обычное, разговор про ,,КП,,эшные штучки-дрючки-закорючки. Мяу-мяу!

следующая глава


  • 1
О, муза меня посетила))

Привет, Лен! Скажи честно, как литератор литератору - слог не тяжёлый?

Нет, нормальный, втянулась, читаю и мне нравится:))

  • 1
?

Log in

No account? Create an account