pic1

sowetnik_p


Художники строят "Город Солнца"


Previous Entry Share Next Entry
87 глава ,,Конца света,,
pic1
sowetnik_p
Главные герои увеличились, одели на себя рыцарскиек доспехи - скульптуру Рабочий и Колхозница с ВВЦ, Маяковского с Тверской, Гагарина с Ленинского проспекта, и Петра -1. Закрыли все ворота, превращая московский Кремль в гигантскую кастрюлю, и сварили последнюю жертву - суп из овощей и человеческого мяса.  

l,kmlkn777777777777

Москва – огромное кладбище. Исторически около каждого храма был погост. Территории всех монастырей - кладбищи. Действующие и снесённые коммунистами московские монастыри - одновременно пыточные и место казни от людишек напрасных до патриарха Гермогена, уморённого голодом в каменном подвале Чудова монастыря. Кремль - центральное кладбище. Концентрация трупов «человеков скверных и всякими злостьми исполненных» за тысячелетие здесь получилась колосальная. Они везде - кладбище у Кремлёвской счтены, кладбище в Кремлёвской стене, погребение царей в Архангельском соборе, усыпальница Патриархов в Успенском, Китай-город на костях, Охотный ряд...

предыдущая глава

Знал бы кто, кто похоронен под общественным туалетом у кремлёвской стены между Историческим музеем и угловой Арсенальной башней Кремля. ,,Без докуки и печалований,, людишки мочатся и сидят голой попкой всего в восьмидесяти сантиметров от метлы, собачьей головы – символов опричнины и скелета Федьки Басманова, большого любителя жарить в расскалённой ржанной мукé ,,воров государевых,, и взрывать на бочке с порохом схимников на том основании, что коли уж схимники - ангелы, то и пущай прямиком летят на небо.

Человечишка живёт себе ватненько, ни о чём не задумывается, верует примитивом, а веруют все: один верует, что Бог есть, другой верует в то, что Бога нет, иногда, если подворачивается удобный случай добыть, человечишко носит на шее мощевики – кресты и иконки с косточками святых. Сколько страстей разгоралось из-за только кусочков деревяшки якобы из распятия Христа. За них верующие убивали друг друга. Что было бы, если фанат знал точно, что перед ним ноготь, косточка, зуб Спасителя? Доведись, верующему заполучить скелет Спасителя, он благоговейно лёг бы с ним в постель и не чувствовал себя кощунствующим. А ведь деградационное излучение клеток вредно живому. Документально подтвержденны особые волны - ,,излучение смерти,, , излучаемое гибнущим организмом. Оно практически не экранируется, санитарно-защитная зона должна быть преогромной. Но Совет труда и обороны, Совет народных комиссаров, Госплан непосредственно стоят на бывшем кладбище. И стоит ли удивляться, что мозг экономики страны рождал химеры, вроде поворота Сибирских рек.

Коммунисты успешно осуществляли психологическое зомбирование масс через театрализованные зрелища. Поначалу в условиях повальной безграмотности это было особенно успешно. Динамичность, ритмичность, музыкальное оформление, катализ ,,излучением смерти,, давали иллюзию всеобщего единения и позволяло внушить что угодно. Вдалбливать бредовые социальные идеи земного ,,Рая,, каждому рядовому строителю коммунизма индивидуально было бы чересчур хлопотно, куда проще собрать их в огромном здании на месте бывшего погоста, и само место одарит их иллюзиями и галлюцинациями.

Зато как дурак аплодировал – заслушаться! Сталину, Брежневу - ,,бурные продолжительные аплодисменты!,, И сейчас коммуняки Китая колотят так, что ладони дымятся, а Северная Корея, вообще - ,,Оргазм тролля круглоуглый через жопу в ан дедан,,.

Слава с Богуславой, при их настоящих размерах с двадцатиэтажный дом, добежали от ВСХВ-ВДНХ-ВВЦ до Красной площади за пять минут. Хрипя от бега, остановились около Спасской башни.

Бледный Медвед ждал около чёрного джипера и по нему было видно – как он во всём этом безумии не уверен и сомневается. Приличней альтернативы сейчас просто не было.

Богуслава, стараясь не громыхать на всю Красную площадь, шепнула Славе:

- Я не понимаю... для того, чтобы стать главой Ордена, нам так уж обязательно было нужно напяливать на себя этот железный балахон? Такая юбка на мне, что даже бабки в деревнях уже не носят.

Слава шепчет:

- Да-а, такой симпотной телке без загонов такая юбка невдобняк.

Иронизирует он или нет? – сомневается Богуслава.

На Красной площади появился монстр-трак и с него спустились Андриан Делос, Адам, Ева и Анна.

Богуслава прогрохотала Делосу вопрос:

- КАК ЖЕ ВЫ НАПИСАЛИ НА ЛУНЕ ЦИФРЫ – ШЕСТЬСОТ ШЕСТЬДЕСЯТ ШЕСТЬ? МАГИЯ?

Неключимая сила хохочет:

- Ха-ха-ха, магия...! Конечно, нет. Обыкновенный беспилотник, закупленный Россией у Израиля, потолок три с половиной тысяч, плазменная пушка с однополярным генератором мощных импульсов тока ,,Teran Conflict, Икс-три,, , лазер и програмное обеспечение ,,Pangolin,,. Пушка лупит микроимпульсами и создаёт линзу уплотнения воздушной массы, на которой лазер уже рисует три шестёрки. Эффект в том, что линза находится строго по контуру луны даже если смещение зрителя достигает пятнадцати-двадцати километров от центра. Визуальный центр – Кремль. Полная иллюзия, что шестёрки написанны на луне, правда?

РРРРРРРРРРРРРРРРР-Р-Р...

Длинно загудело множество моторов и на Красную площадь со стороны Васильевского спуска, Ильинки и Манежной площади начали вползать десятки грузовиков. Когда они подтянулись к Спасской башне, из кузовов грузовиков так понесло, что не вызывало никакого сомнения, что они притранспортировали. Из одних грузовиков несло подвально-сладким запахом говядины с мозговой косточкой, из других грузовиков пёрло сугубо национальным запахом – квашенной капустой, из следующих грузовиков нос атаковывали энергичные ароматы лука, пыхали своим естеством помидорки, плюс морковь, пыльца муки, сметана, растительное масло, томатная паста, грузовик лаврового листа, чихательный грузовик чёрного перца горошком, соль.

Грузовики цепочкой втянулись через проход Спасской башни в Кремль и покатили к площади рядом с колокольней Ивана Великого, где выстроились рядами.

Делос отправил Клевретов-огнемётчиков к грузовикам и обратился к Медведу:

- Закройте ворота всех башен Кремля, но пока кроме Спасской башни.

Медвёд сомневается, тянет.

- Так... закрывать...?

Богуслава кивнула.

- ПОЛУЧАЕТСЯ, ЧТО ЗАКРЫВАТЬ.

Медвед поднял мобильник к уху и отдал команду. В течении пары минут все башни Кремля были закрыты массивными воротами.

- ЗАПИСАЛИ БЫ РЕЦЕПТ.

Громыхнула Богуслава Делосу.

- Записывай!

Весело кричит Делос, бутоном сбрасывая с себя розовые шкурки и превращаясь в чёрную, как грех смоль воронова крыла.

– Говядину положить в кастрюлю и залить водой.

- НИЧЁ СЕБЕ КАСТРЮЛЬКА!!!

Громыхнул Слава.

Для Жертвы нужна большая кастрюля. Для Жертвы нужна ОЧЕНЬ большая кастрюля. Для такой Жертвы не подошёл бы даже главный бассейн коммунистов - ,,Москва,,. Для Жертвы Жизни нужна ёмкость на порядок больше – Кремль.

- Посолить и положить капусту с овощами. Морковь и лук поджарить с томатной пастой.

Делос махнул рукой в глубину Кремля.

- Идите, кошевары, и варите Жертву Жизни! Поджарите огнемётами несколько грузовиков с морковью, луком с томатной пастой. Потом обжарите муку с растительным маслом. В заключении: лаврушинского, чёрный перец горошком и соль. После того, как щи сварятся, заправите сметаной. М-м-м, предчувствие вкусняшки!

Слава с Богуславой перелезли через кремлёвскую стену и загрохали к колокольне Ивана Великого. Боди-гарды по привычке сыпанули следом через Спасскую башню, хотя какое тело им теперь охранять, спрашивается? Не те масштабы и они в совершенной растерянности.

- ЧТО Ж... – громыхнула Богуслава. – НАЧНЁМ?

- ПОГНАЛИ, ЁП!

Громыхнул Слава и первым наклонился к грузовикам с томатной пастой. Водители грузовиков ни мертвы, ни живы побежали прочь. По переварачиванию грузовиков с пастой, морковью, луком, и смешению кучи, за дело взялись огнемётчики, поливая томатные лужи с овощами огнём. Обжарили и муку с растительным маслом.

- Если честно, какая-то ерунда... – прошептал Слава. – Это Жертва Жизни, называется? Ржунимагу – одним словом называется!

И последние фрикадельки.

Посланные во все стороны легаты Медведа возвращаются отовсюду, привозя, приводя и притаскивая трупешники. Повторялась одна и та же генетическая процедура - мощи окроплялись раствором, розданным Делосом, и клеточная реконструкция происходила даже если оставался один скелет. Единственной кости оказалось достаточной, была бы формовочная биомасса. Формовочной же массы вдоволь - дождевые черви, которых в грунте миллионы миллионов, гумус из травы и листьев, вплоть до стенок гробов – тоже ведь клетчатка. Востановление происходило моментально – первая же биомасса шла на мускульные смычки больших костей, скелет укреплялся, приобретал подвижность, начинал дёргаться, взрыхлять и осваивать грунт активнее, искать питание универсальнее... и воскресли знаменитые мертвецы. Из ста тридцати девяти направленных на Московские кладбищи офицеров вернулись всего семьдесят самых сумасшедших. Остальные, поехав крышей, просто сбежали, забыв присягу. ,,Груз 200,, доставлен. Страшно было смотреть на ещё нерасходившихся голых Великих З(лодеев) – хитролисий Василий Косой, вышибала Малюта, Годунов, который ,,цвёл, как финик,, от сведения счётов, царский шпион Прейм, предатель Жарков, голубоглазый мерзавец Муравьёв, бомбистка Фигнер, в крови с головы до ног строители светлого будущего Вышинские, Кагановичи, прочие густопсовые совки...

- ЭТО ДРУГОЕ ДЕЛО, - громыхает ошеломлённый Слава, глядя на трупешные фрикадельки. – ЭТО КРУЧЕ, ВПЕЧАТЛЯЕТ, ЛИХО!

Куранты Спасской башни тоже лихо начинают громыхать:

БУМ-М, БУМ-М, БУМ-М...

Делос выдыхает парадоксы вытекающие из самой природы творческого процесса:

- Взывай громко, не удерживайся! Возвысь голос, подобно трубе! И укажи народу на беззакония его! Пришёл день, в который томит человек душу свою, когда гнет голову свою, как тростник, и подстилает под себя пепел!

БУМ-М, БУМ-М, БУМ-М...

- От ссор и распрей, от дерзкой руки, бившей других, от голоса, слышного в высоте, разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу, и расторгни всякое ярмо!

БУМ-М, БУМ-М, БУМ-М...

- Тогда откроется свет чёрный, откроется свет белый, откроется свет взбелеска чрнаго в пустыниях вековых, встающих развалинах и началиях дорог! ПРИИДЕ СВЕТ ЖЕРТВЫ, ПРИИДЕ!!!

БУМ-М, БУМ-М, БУМ-М...

23 часа 00 минут вечера последнего понедельника страшного месяца августа Конца света.

Компрессоры Мосэнерго завыли на полном ходу, метровые трубы распёрло сверхплотным током воды. Задвижки по горизонту перекрыты, затвор по вертикали свободен – и чуть не сотню чугунных люков внутри Кремля с грохотом выбило, как пробку от шампанского: ПИ-ИУЗД!!! Вверх выбросило гейзеры.

От Кремлёвской стены, словно виндсерфингист, по верхушкам водяных языков заскользили-полетели слепленные фигурки. В туманном заслоне фигурки было видно плохо. Но когда они, подвзлетев, сели на плечо Славы, оказалось, что это прилетели Ева и Адам, держащие Анну.

Анна закричала, почти запихав голову в металлическое ухо Славы:

- Слава, Слава...! Как ты читал Манускрипт Начала Мира?! Тихо только, тихо!

Как будто в ниагарском грохоте вокруг ревущей воды что-нибудь слышно.

- А чё? – прошептал Слава. – Внимательно читал... А чё, я не понимаю...?

- Да, нет, я спрашиваю, как ты читал – по-европейски?

- Ну-у...

- А МНМ надо было читать не только горизонтально - слева направо и справо налево, а вертикально тоже – по-китайски – сверху вниз!

- Аня, и что?

- Блядь!!! А то, что Жертва - ты! Быков и баранов жарят, а щи варят!

- И что...?

- Господи, да ты посмотри на небо, дурак!    

Лучше смотреть не снизу вверх - сверху вниз. Фейс города похотливо гримасничал. Кварталы огромного лба словно танцевали от мечущегося света автомобильных фар из складок проспектов и улиц. Мелочь переулков морщинила кирпично-бетонные щёки. Высотки похожи на ножи маньяка, воткнутые в голову с затылка. Глаза - литые петли Москвы-реки отблескивали оловом. Горло не видно – удавлено чёрной мутью. Но со строны Волоколамского и Дмитровского шоссе быстро подбиралось неудовлетворенно ворчащее существо. Бугрились гигантских размеров колени, падали осветлевшие локти, пузырились плечи, упруго шевелилась необъятная спина, нутро просвечивало багровым мясом. Внезапно и нагло вспыхнул толстый анилиновый фаллос молнии и нырнул вниз в кривой рот Кремля к верхушке самого высокого здания – колокольни Ивана Великого.

Молния, искавшая громоотвод, в последнее мгновение почувствовав, что есть тело массивнее, вкуснее и желаннее, чем дутый купол колоколни, изменила свой полёт, обогнула купол и бросилась вниз на огромную двадцатипятиметровую скульптуру в доспехах из нержавеющей стали.

Молния не поразила стального колóсса, навстречу ей неуловимо глазу метнулась Ева, налету превращаясь из человека в бликующую линзу воды. Миллион вольт молнии, вскипев линзу, испарили её, но электронная лавина умерла сама, разметавшись во все стороны ионной мутью.

На несколько мгновений всё онемело, и –

БАХ!!!

- небесный барабан оглушил полмира страшным грохотанием, щелчками и треском. Ударил шквал ветра, сдувая отражение бельма луны с золотых Кремлёвских куполов.

- Ой!

Пикнула от страха Богуслава.

Город крикнул, существо охнув, бросило вниз следующий ослепительный фаллос –

БАХ!!!

И на этот раз молнии, стремящейся впиться в скульптуру, не удалось поразить. Навстречу электронной лавине неуловимо глазу уже метнулся Адам, на лету превращаясь то ли в каменный диск дискобола, то ли в каменный щит воина. Молния ударила в щит, мгновенно расскалила его и тысячами микротрещин развалило его прахом.

Злой пульс неба бахал с механической точностью, ровно через 9 секунд. Следущая молния устремилась бы к скульптуре и поразила бы, но внезапно из пылевидного хаоса жидкого и твёрдого появилась ещё одна гигантская скульптура. Это был металический гигант Пётр-I с памятника Зураба Церетели. Петр-I крикнул голосом посланника Паввла Гусевва:

- Блядь, ну не думал, что стану национальным героем!

И бронзовый гигант, закрывая собой Славу с Богуславой, прыгнул навстречу третьей падающей молнии.

БАХ!!!

Четвёртая молния поразила бы Великих Х, но опять случилось непредвиденное – из мути навстречу молнии метнулся ещё один металлический гигант – на этот раз это был титановый памятник Гагарину с Ленинского проспекта. Земля содрогнулась от тяжёлой поступи и из мути, как в замедленном кино, начали появляться ещё две гигантские скульптуры, это были Пушкин и Маяковский с Тверской. Понятно, почему Гагарин их опередил – доспехи Гагарина из тонких листов титана не в пример легче толстой бронзы отлитых в форме Пушкина и Маяковского. Неся на себе многие тонны бронзы двое последних передвигались с огромным трудом, не поспевая за стремительным Гагарином.

Пушкин крикнул Гагарину голосом Рыцаря Серго Бунтманна:

- Алекс, блядь, стой нахуй!

Маяковский тоже протягивал за Гагариным тяжёлую бронзовую руку, словно собираясь схватить за фалды Гагарина и оттащить.

- Бгдрзапздец, Алекс, вечно ты вперёд батьки! Договорились же что я... мой же был жребий, бля!!!

В страдательном наклонении закричал Маяковский голосом Рыцаря Сёргёя Львовичча Корзунна.

Но поздно. Лёгкий Гагарин успел первым, за секунду перед ударом памятник крикнув голосом Рыцаря Венедиктофа:

- Не, ну как в кино – спасай человечество, чтоб ему...!

БАХ!!!

По куцым репликам Рыцарей складывалась общая картина. Значит они все трое бросили жребий – кому прикрывать своим металлическим телом Великого Х, выпили эффекторы, одели на себя памятники, до которых успели добежать и устремились на грудь амбразуры, как Александр Матросов, зная о своей печальной судьбе героев.  

Великие Х остались беззащитными, вот-вот обрушится последняя пятая молния. Маяковский с Пушкиным, матерясь от своей медлительности и хрипя и задыхаясь от невероятной тяжести, только надвигались, но Богуслава вдруг вырвала свободной рукой лезвие серпа и с силой надавали между руками скульптуры, разрезая симбиота надвое. Через семьдесят пять лет после создания скульптура наконец разъеденилась на своё мужское и женское начало.

- БОГУСЛАВА, ДУРА, ЧТО ТЫ...?!

Закричал Слава, падая спиной на говяжьи горы, горы квашенной капустой, лука, обжаренных овощей, чёрного перца, соли...

- БЕГИ, ЗАКОНЧИ ВСЁ!

Успела крикнуть дура, прыгая вверх навстречу с раскрытыми руками, словно хотела поймать падающую на неё молнию.

- А-А-А....!!!

Пятая молния оборвала страшный крик – Жертва свершилась.

БАХ!!!

– грохнул небесный барабан.

Чернота взрыднула влагой, сухим горохом простучали первые капли, миг спустя обвалилась стена воды, и всё погрузилось в сладкую борьбу и страсть небывалого по своей силе ливня.

Неправильный треугольник Кремля площадью почти тридцать гектаров постепенно наполнялся водой. Сначала воды было по колено, поднявшись до человеческого пояса, вода начала выдавливать двери и потоки хлынули в подвалы.                      

Даже удивительно – сколько людишек пропадало в Кремлёвском муравейнике, несмотря на ночное время, они полезли из всех щелей. Когда смотришь на Брюлловский шедевр ,,Последний день Помпеи,, , поражаешься кишению жизни: скупой спасает деньги, забыв о собственной жизни, кто-то спасает родителя, любимый любимую, четвёртый пытается спасти коня, хоть коню самое время спасать своего хозяина. Кишение муравьишек в Кремле Карл Павлович Брюлов изображать вряд ли захотел. Драп московичей и один аварийный вопль с типическим московским ааканьем, от которых уже рвёт небеса.

Вода по человеческое горло и заливает главную сокровищницу России – Оружейную палату – ещё виден костянной угол трона Ивана Грозного, в мутном потоке плывёт знаменитая шапка Мономаха, захлёбываются тонущие ботфорты Петра-Ι, падают в грязную пену драгоценные яйца Фаберже...

Плывёт много, очень много листов. Это государственные бумаги из тысяч кабинетов: формуляры, директивы, предписании, указы, стенографии, конспекты, рефераты, справки, отчётность, бухгалтерия, протоколы, доносы, отписки... Бумаг столько, что создаётся впечатление первого снегопада, укрывающего чёрные земли ноября. Если бы не расскалённый воздух августа Конца света.

Кремль протекает во все щели, но безастоновочно заполняется всё больше. Теперь молнии хлещют уже не Славу с Богуславой, просто молнии лупят куда попало в воду одна за одной, порой обрушиваясь парами, расшеперенными тройками. Огромная масса воды бурлит и вскипает. Внутри невероятного котла варится чудовищная смесь из величественных сокровищь Империи, многих тысяч листов бумаги – символов проходящей жизни, фрикаделек из трупешников Великих Н(егодяев), свеженьких трупов москвичей и всемирно знаменитых русских щей. Пар Жертвы столбом поднимался в небо, смешивается там с коловертью ливня и снова обрушивается на огромный фейс города, по которому, как потревоженные вши, ползают и прыгают уже миллионы пока живых москвичей.

Гибнут и герои. Пямятник Великому (П)ушкину повергается на земь ниагарами рушившихся вод. Захлёбывающийся Пушкин стонет голосом Рыцаря Серго Бунтманна:

В трагическом смятенье,

Пленённые цари,

Забыв войну, сраженья,

Играют в кубари...

Варево Жертвы Жизни втягивает в своё дьявольское коловращение и Сёргёя Львовичча Корзунна, кричащего на прощание Великим (М)аяковским:

Уважаемые потомки!

Роясь в сегодняшнем окаменевшем дерьме,

Вы, возможно, спросите и обо мне!

Героя уже не видно, но из мути доносится последнее:

И, возможно, скажет ваш учёный,

Кроя эрудицией вопросов рой,

Что жил-де такой певец кипячёной и ярый враг воды сырой.,,

И я кричу, чтоб не сойти с ума:

,,Чума!,, - кричит гарем небесных дев.

Страдая от сочуствия.

Великий Х дугой присев,

Повержен чумачувствием!,,

Небо режут багровые шлейфы падающих раскалённых булыг – ещё один библейский символ Конца.

следующая глава


  • 1
Читать такое из Мексики, да еще под мексиканским вирусом – классно!
Очень понравилось начало, а потом начала запутываться... или вирус, или надо прочиатть предыдущие 87 глав...
Но вообще странно от сюда все это воспринимается, и страшно немного. Написано жестко по–мужски.
Спасибо!
Буду продолжать бороться с вирусом пока.

Выздоравливай!


соасибо за песенку!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account