pic1

sowetnik_p


Художники строят "Город Солнца"


Previous Entry Share Next Entry
Моняло про «Вотку», «Матросскую тишину», «Конец света», и политическое слово - «Блядь!»
pic1
sowetnik_p
Сегодня у нас новенький - редактор (поприветствуем!) Ему ли жителю Москвы не описывать свой любимый город. Он хотел бы своим именем фигурировать в авторах нашего без пяти минут всемирно знаменитого совместного романа.

Другого разума даёт Влад Ш., который пригрозил мне отрезать лишнее, если он свою настоящую фамилию увидит на титульном листе.
В деле также питерская хипачка, которой по большому барабану - будет её имя где сверкать, чи не будет.
Что правильно. Было бы в жизни всё одинаково и предсказуемо, эту жизнь следовало бы бросить кошкам в подвал.

Немного по тексту ,,перловки,, Олечки.
Тигра вдруг разродилась новой порцией своего мрачного юмора, или юмористического помрачения – не знаю уж как лучше назвать.
Всем памятники с бриллиантовыми глазами, серебрянными локтями и золотыми подзатыльниками.

Впегёд, товагищи, к победе коллективного над частно собственническим!




предыдущая глава

В 55 главе БЛЯДИНА становится разумной, после чего требует сменить своё жлобское имечко на приличное

Какая разница между негром и пиццой? Правильно, все знают - пицца не


кричит когда её засовывают в духовку. Ох, негры и носились! Туда-сюда, дурные, как осенняя муха, и орали с нездешней силой, когда под их Сервер «чифирила» вода.
Это Матросов перед экшеном так объяснил тем, кто ещё не в теме. «Я давно на карты Гугля сверху пялился дурак дураком, и только после новой вотки осенило – КАК! Секите, если мы у плотины семь левых водостоков отключим, а заставим чифирить только два правых – то остронаправленная струя воды повернёт от нашей затопленной баржи с гравием куда нам точно надо. Хорошо, что за деньги можно всё купить, не только баржу. Выживем - пирамиду Хеопса куплю, перевезу и кончик Останкинской телебашни на неё поставлю в подарок москвичам, так красивше будет. Я искренне верю в круговорот добра в природе!

- То есть, вода реки, как воздух поворачивающий от лопасти винта, подмоет берег?
Прочекал Флет.
- Яволь, Андрон Куприянович. Направленным сверлением Сервер сначала вымоет, а потом он потеряет сцепление и начнёт сползать в реку. Чуть опрокинется набок, дура бетонная, хе-хе.
- Но там же сотни тысяч тонн.
- А грунт под бетоном какой? Даст ист – обыкновенный суглинок, я выеснял, – отмахнул ненужное сомнение Серого Кардинала Матросов. - Мы с Ирликтычом аж две математические модели сделали. Одну вообще со слюной тритона, крыльями летучей мыши и толчёными ногтями мертвецов. И обе модели подтвердили.
Когда Сервер на самом деле окривел, у негров случился культурный шок, шоколадные физиономии потрескались от гримас. Паника поднялась до верхней дриздочки паникомера. Любой бы запаниковал, вламываются ведь в самое интимное - кошелёк.
А дальше было просто гениально!
Как и задумал руководитель проекта.
Но как приятно всё же, что тебе всякие хрюндели теперь нервно не дышат в ухо. Хоть дас ист условный хардкор, но негры сами виноваты, возведши свою жопу в ранг святых мощей и переключившись на биотуалеты. Угостить их за пережитое мороженным и свалить от них туда, куда звезда ведёт человека по степени травматичности проблем – в Москву то есть.
В Москве у метро солдаты, похоже срочники, мило фотографируются с чернокожим раздатчиком листовок солярия (какая-то особенная дикость).
Инвалид в коляске аккуратной тряпочкой протирает единственный ботинок.
Девушка громко, на всю улицу, говорит в мобильный - "Я жду, что он мне нормально откатит с договора, а он глазки в небо. Он реально не понимает или под дурачка косит с половинкой мозга?"
Во дворе строители - один с отбойным молотком, второй молодецки бодрит прямо в ухо - "Ну где твой пыл?"
Иностранец в дорогом костюме с сумкой на колесах крутит головой как сова, пытаясь постичь московскую навигацию.
  У белокурой московской бестии - девушки под метр девяносто, каблук вошел точно меж двумя плитками.

  Около дома вместо бачков, обнесенных стеночкой, строят дивную помойку. Ажурная летящая крытая конструкция. Не наглядеться.
  Бомжи перестают разливать мутную жидкость в пластмассовые стаканчики, застывают в восхищении и предаются созерцанию прекрасного.
  Один бомж говорит другому:
— Посмотри, какая красота линий!
  И взмахивает руками, словно собираясь взлететь на хрупкую крышу мусорохранилища.

— Ведь в этом мире, как сказал классик, все должно быть прекрасно...

  Показалось, где-то на небесах прозвучал выстрел — классик не вынес вольной трактовки и застрелился.
— Истинная правда! Это не глубоко наплевсёравно, не поспоришь!
  Согласился другой бомж-но не бывший интеллигент и по плечо запустил руку в мусорный бак за закуской.



Москва оказывается прекрасна не только ранним утром, она вдвойне, втройне красива и в разгар рабочего дня, когда ужасные призраки подсознания человека умаляются также симметрично.

Хром посмотрел, как муниципальный голубь обосрал капот какого-то дорогущего спорт-кара и задумчиво процедил:
Тяга к вандализму в человеке всё таки одно из главных человеческих качеств.
- Ты это к чему, шеф?
Не понял Ирликтыч.
- Да к тому, что мы опять возвращаемся туда же, откуда всего два дня назад драпали. В наших головах, благодаря особой логике, конструируются удивительные мутанты. Надо переходить на лёгкие наркотики пожалуй.
- Ну а чо, украл, выпил, в тюрьму, - как всегда правда жизни из уст Лёвы. – Зато кто тут нас ишкать будет правда, шпрашивается? Хитро придуманно!
Чукча прав, нечего тут представляться инфернальным сгустком навороченной негативной протоплазмы, надо жить проще, ближе к природе, значит красиво. Подземный ход, в котором оставили кукующего чеченца с запиской Великому Путинову – разве не красиво? Но ещё красивше, когда дети природы – чукчи, хорошо зарекомендовавшие себя при захвате китайского Сервера, подготовили вариант №2 – ещё один уже тайный подземный ход в подвалы «Матросской тишиной». Да, стоит теперь знаменитая тюрьма чёрная, как грех человеческий, и что с того? Перед нами всего лишь декорация, подарок в виде безжизненного закопчёного кирпича уж особо любопытным. Зато в самых-самых засекреченных подвалах теперь под тюрьмой можно спокойно обитаться самым успешным авантюристам двадцать первого столетия.
Матросов отряхнулся от сиюминутного неадеквата и первым полез в тёмный подвал заветной пятиэтажки с лазом в трубопровод системы отопления жилого фонда.
Кодла подельщиков потянулась за шефом. Когда они добрались до подземелий тюрьмы, оказалось, что Клапанович, экс-заложники и Наташка уже там. Начались обниматушки-целоватушки.
- Ну расказывайте, рассказывайте!
Громыхал полковник.
- Да чо там рассказывать, хе-хе, - вертелся между маленькими своими любовницами и огромным Клапановичем порозовевший Матросов. – Вы сами рассказывайте! Негры естественно пытались шлюзы плотины отключить, только с БЛЯДИНОЙ разве справишься! Сервер вымыло, африкосы на берегу оцепление поставили, а в реке-то не успели, кто ж такого ожидал! Двери Сервера пооткрывали, специалисты тудыма-сюдыма, многоэтажный стресс, Ирликтыч шлюзы отключил, Лёва всплыл тихонько у бережка, ночь ведь,  не зги не видать, парочка прожекторов только по берегу хвастаются, мельтешнёй отвлекают, достал из политиленового мешка лук, и стрелу с чипом прямо в открытые двери – бзденьк. Мы ему пять стрел приготовили, а он в пустую бутылку не дул, с первой попал!
- Вше думали, что я ночью не туда приплыву, а я на телебашню на горе гребу и гребу, - не удержался Лёва. – Легко однако! Я в детстве хорошо штрелял!
Хром похлопал Лёву по плечу.
- Весь полёт тренировался в стрельбе из лука. Мы ему говорим: «Лёва, ты только стреляй от кабины в сторону хвоста, а не из хвоста в сторону кабины с пилотами, а то приземлять аэроплан будет некому, хе-хе.»
Клапанович одну бровь приподнял, изогнув.
Хром немой вопрос про бедного Йорика понял.
- Если бы мы надеялись только на специалистов: Шварцнегеров, Бэтманов, которые могут трогать предметы шестнадцатиметровой палкой, ничерта бы у нас не выэтывалось. Либо сразу обывательски тихариться, либо пацан сказал – пацан сделал! Это неграм наказание за то, что туалетную бумагу вешают кончиком к стене, блядь!
Раз в голове чиркают друг о друга два оголенных провода, значит искры высекаются. Что тут перетирать особо. Главное – победа!
- Я даже не знаю, как вас всех тиснуть от восторга!
- Лучше не надо, жить охота!
Хохотнул Матросов.
Лёва предложил за успех выпить. Не в кипишь беспонтово фармозонить заведёным покемоном. Надо открывать порталы духовности и влюблять в себя Пизанскую башню.
Народ с энтузиазмом идею поддержал, как всегда нетолерантным ржанием. Тут главное, конец – делу венец обмыть, а потом уже делай что хочешь: хоть отправляй кому самострелы с женскими козырями в области сердца - сиськами, если мужского пола, можешь поиграть мускулами, блеснуть лысиной и бросить что-нибудь компании значительное. Дело вкуса.
Выпили.
- Вы закусываете вот, - сказала вдруг Наташка. – А я бы лично поела, усипуси.
Небеса услышали. Внезапно двери отворились и в проёме появилась спина Мириам. Повариха вкатила в помещение развозную ресторанную тележку.
- Кончай дуракаваляние! Жрать, придурки! Сегодня у нас язык фаршированный орехами.
- Язык чей?
Сморщился колючий Мичурин.
- Какая разница чей. Кавайного дракона! - ответил за повариху Хром. – Ты главное, не царапай окружающее острыми углами своих хронически нахмуренных бровей, а хоть бы раз сделал реверанс нашему кулинару. Мастером спорта по комплиментам становится не надо, достаточно простенького знакового пустячка.
Матросов шагнул к Мириам, уставившуюся на шефа большими еврейскими глазами-черносливами, и сказал:
- Потрясающая женщина! С тонкими ногами, груди нет, значит умница. Мужчины не поймут, как женщины могут вытащить бюстгальтер через рукав блузки. Женщины не могут понять, как мужчины чешут яйца через карман брюк. А мы не можем понять, как нас можно накормить в таких экстремальных условиях.
Мириам хмыкнула:
- Чем это они экстремальны. Нормально. Вы ж тут не жопой гвозди достаете, как йоги. А питаться желательно не сосисками, которые нужно отваривать с кубиком говяжьего бульона, чтобы появился запах мяса, а вкусно. Мы с Наташкой для этого и отпросились, чтобы закупиться продуктами.
- Мириам, ты волшебница! Гермиона!
За всех вскричал Флет, проглатывая кусок за куском напластованного языка неизвестного животного.
Усовестившиеся маглы дружно содрогнулись, присоединяясь к запоздавшей похвале.
- Да ладно!
Махнула рукой Мириам.
- С вами всё равно приятней иметь дело, чем бионикам. Я перед вами им готовила месяц. Старалась кинуть в клюв чо повкуснее, из кожи лезла, у этих на рожах все маркеры транса, а мне ни слова, ни полслова благодарности, блин!
- Блядь. Правильно говорить не блин, а блядь. А чо едят бионики?
Интересно Лёве.
- Ну бионическое едят, - пожала плечами Мириам. – Помню, закупилась, а по дороге зашла в солярий. В рюкзаке контейнер саранчи, которая прыгала и билась о стенки с характерным звуком.
«У Вас там что, попкорн?» — осторожно спрашивает девочка на ресепшн. «Да! — разумеется, твердо ответила я. — И микроволновка». Потом открыла рюкзак, сунула туда голову и строго заявила: «Хватит прыгать — вас все равно съедят!»
В такие моменты чувствуешь, как твоя гордая репутация ебаната укрепляется буквально на глазах.


- У наш не матерятся, - предупредил Лёва, застуканный как-то матерящимся народом за кражей персиков на рынке. - Низя говорить ебаната, неприлично, можна только блядь. Блядь – энто политическое шлово. Типа метнутся кабанчиком от ментавров, нашуршав им по кайфу.

Разговор на кулинарную тему продолжился. В другой раз Мириам пообещала накормить народ бифштексами из мяса не такого зубастого кадавра, как сегодня, у следующего животного зубов вообще нет, зато есть утинный нос, хоть животное и не утка. Ну в случае только если такое экзотическое мясо в Москве в принципе имеется. Не найдётся – тогда сготовит опять обыкновенное – крокодилятину, кенгурунятину, страусинятину, антилопу Гну, и так далее.
Ирликтыч, отодвинувшийся было от сомысленников, внезапно на полную мощность включил громкость iPortа и сотворил из себя свою обычную фигуру Большого человека - по-наполеоновски воткнул руку за планку рубахи, по-ленински выставил вперёд правую ножку, и задрал подбородок, как Мусолини, отправляющий колонны сквадристов на Рим.
Народ, почувствовав очередной глутамат натрия, без которого жизнь уже кажется пресна и неинтересна, к хакеру придвинулся.
Из iPortа  механический голос БЛЯДИНЫ:
- Спутники готовы. Замечаний нет. Подключение возможно.
- Ну...?! Делаем что ль?!
- Чо делаем-то, усипуся, я не поняла?
Не врубилась Наташка и уставилась на Матросова. У Натахи глаза до того голубые, словно небо на тебя смотрит. Хром девку чмокнул в лобешник. Подумал секунду, и чмокнул полукитайку тоже. Закон симетрии однако.
По глазам господина Ли тоже ясно, что и он не понимет, что происходит.
Жаохуи объяснила отцу:
- Сейчас, папа, мы соединим в единую систему все Сервера планеты через, что, я забыла, Ирликтыч...?
- Сначала хотели спутники глобальной системы позиционирования Джипиэса использовать, но взяли вашу китайскую спу́тниковую навигацио́нную систе́му «Бэйдо́у».
- Порой удивительно буднично совершаются революционные события в истории человечества, - сверкнул глазенапами Ирликтыч на кентов, снова опустил нос в iPort и со значением щелкнул пальцами в воздухе над головой. – БЛЯДИНА, давай, детка, соединяй Сервера!
Соединила там БЛЯДИНА, не соединила – непонятно, народ толпился за бабьей спиной хакера и молча переглядывался. Действительно любопытно – так переворот в науке, технике, и прочих в академических кругах всё ж произошёл там, или как?
БЛЯДИНА на мониторной картинке в это время почему-то смотрела вниз.
- Какой идиот мне сиськи сделал такого дикого размера?! – вдруг спросила она. – Наверняка, мужчина бюстгалтер выбирал. Кепкой он что ли мерял со своей огромной головы гения?
Последнее сказано с ядовитинкой.
БЛЯДИНА направила глаза на мир за пластиком компьютера.
- Анекдот про бюзик слышали? Женщина приходит к врачу и говорит: «Доктор, когда я снимаю бюстгальтер - у меня груди поднимаются!»
«Хм странно...» - отвечает врач. - «Ну, что ж - снимайте бюстгальтер, сейчас посмотрим.
Женщина снимает бюстгальтер - и у нее действительно поднимаются груди. «Доктор, так каков будет ваш диагноз?»
«Гениально! Пока я могу сказать только одно - эта болезнь заразная!»

Некоторых тупиц накрывает возможность тормозить ногами, а не головой, но тут даже последнему тупарю ясно – переворот есть!

- И что это за БЛЯДИНА. Фу, жлобство! Зовите меня тогда уж Наташей.
Всезнающий Лёва просьбу не оставил без коментария:
- Тётя, турки называют «Наташами» нашинских блядей.
Реальная Наташка тоже сомневается, не сводя участливого змеиного взгляда с iPorta:
- Запутаемся ведь. Эй, умники, какие могут быть разности у одного имени, а?
Умники давай вспоминать производные от имени Наташа - Натуся, Таша, Наша, Нэт, Туся, Таля, Талюша, Тата, Татуся, Натальюшка, Наталя, Лия, Натаня...
- Мне нравится – Нататуся.
Скомбинировала поумневшая БЛЯДИНА.
Матросов стоит посреди своей паствы, прекрасен, как Иисус с иллюстраций в детской Библии, и вдруг жарко трёт ладони.
- А это ведь, братцы, настоящее дранг-цзы! Хоть мы все тут и чайники с широчайшим диапазоном свистка, хе-хе. Ай, харррашо-о-о!   

следующая глава


  • 1
заразная... мч заражаюцо через взгляд )

Ты про матричную Нататусю?


чот в больничку захотелос )

попроси массаж предстательной тогда уж, хе-хе

Здорово! Стиль немного изменился... к лучшему, даже.

потом конечно всё почистить надо будет

  • 1
?

Log in

No account? Create an account