pic1

sowetnik_p


Художники строят "Город Солнца"


Previous Entry Share Next Entry
"Матросская тишина"
pic1
sowetnik_p
Предыдущие главы

4 глава - появляется главный герой романа - Лёва Фингал

Утром следующего дня в больницу притащили заключённого, которого вчера искали всей ,,Матросской тишиной,,. Им оказался сосед Зольдмана – Лёва Финесов-Луораветланов с погонялой - Фингал. Это с ним Ирликтыч договорился за две пачки сигарет и пять качественных анекдотов про евреев держать краба с вертухаем. ,,Держать краба,, по фене означает – наладить с каким-нибудь из надзирателем взаимовыгодный контакт – вертухаю деньги, тот в свою очередь передаёт с воли товары желанные заключённому. Хоть дамские сигаретки с ментолом, хоть красную икру, хоть чёрную, хоть зелёную, - главное плати.

Лёва Фингал добровольно сотрудничал с тюремной администрацией, в тюремной столовой-баландерной помогал на подсобных работах, старался, как многие заключёные жаться к еде поближе. Что тупо и надумал использовать, умудрился сутки прятаться. Вохровцы дошли до такого нервного истощения, что обнаружив наконец Лёву в вакуумной тестомешалке в баландерной, отделали зэка по полной – ребро сломали, палец руки вывихнули, по башке резиновыми дубинками настучали, бровь порвали, передний зуб выбили, отчего неудачливый беглец зашепелявил.

Хром Матросов Лёве палец вправил, на башку неудачника намотал тюбетейку из бинтов, но с зубом ничего делать не собирался, он тюремный врач, а не дантист-протезист.

- И на что ты надеялся, придурок?
Спросил Хром, зашивая Лёве порванную бровь.
- Сам дурак!
– Ничо себе, он ещё огрызается, хе-хе. Как ты вообще умудрился закрыть крышку, тебе же до кнопки на пульте из чана дотянуться было невозможно?

- А я и не шобирался дотягиваться, - прошепелявил Лёва. – Взял лезвие из одноразового ножа, на конце его же ешть дырочка, ну я к ней шпагат привязал, лезвие приштроил к воздушному шлангу рычагом, потом залез в чан, и чуть шпагат потянул – лезвие прорезало шланг, давление воздуха упало, и крышка надо мной захлопнулась. А покедова она захлапывалась, я ушпел втянут лезвие шпагатом к шебе в чан. Потом тештомешалку увезли бы в ремонт, я в ремонтерной вылез, ремонтера на калган одел, и шпокойненько ушёл бы в город. Надо было тештом шверху закрыться, штать пирожком, меня б и не нашли. Не подумал про энто, ведробездрище!

Хром хмыкнул:

- Не такой уж ты одноклеточный, как можно подумать.

Фингал разулыбался разбитыми губами.

- Дык, а то ж, ведробездрище! Я и крештиком вышивать умею, начальнег. Шучу-шучу, хрюкаю. Но по дереву режу ништяк. Это не заливаю. Могу шахматы вырезать, кружева прям будут, могу ручки ножей в зверинном штиле заэтывать, могу чё хошь! Только дерево путнее дай.

- И кто же тебя надоумил залезть в тестомешалку, голуба?

- Газета в шортире валялася, - жимкнул плечиками Лёва. – Там короче в хронике дня было написанно, что оператора на городском хлебозаводе затянуло в чан и порезало в клочья оштрозаточенными ножами.

- Бе!

- Чё бе, не я придумал. Чё прочитал, то и говорю, клык даю! Она шама виновата - шняла ш уштройства защитную решотку и, не выключив миксер, начала очищать тесто ш его штенок. Потом раз! - подшкользнулась и упала в чан ш липким тестом, а выбраться уже не могла.

- Фу!

- Чё фу, не я придумал. Чё прочитал, ведробездрище! Написанно короче, что руководство комбината от комментариев типа воздерживается, типа место, где шлучилась трагедия, чичас опломбировано, а тесто, в котором погибла женщина, — утилизировали.

Лёва почесал нос и добавил:

- Только я не верю.

- Во что не веришь?

Не понял Матросов.

- Ну в то, что тесто утилизировали. Продали, наверное в Москве. Шлышь, начальнег, налей убитому, а? Я тебе за это вырежу хоть куклу для шекса. Шлышь, без заноз вырежу, ведробездрище!

Подмигнул Лёва начальнегу заплывшим глазом.
- Для шекса?

Снова не въехал доктор.
- Ну для шекса, для шекса, ведробездрище!

Показал Лёва колебательные движения руками у пояса, удивляясь непонятливости доктора.
- Ах для секса!

Наконец сообразил Хром.

Подумал три секунды, вчера ведь после бутылки ,,Чёрного доктора Массандры,, и бесполезного лапанья Наташки на медицинской кушетке, после ухода встрёпанной медсестры домой, он ещё приложился к спирту. Спирт, хоть и предназначался для дезинфекции задниц заключённых перед иньекциями, но для внутреннего употребления вполне годился. Отчего башка сегодня у доктора потрескивала счётчиком Гейгера.

- Говоришь, резать умеешь. Ладно тогда. Давай выпьем по рюмке спирта. Не за так, понятно. Вырежешь мне курительную трубку в форме мефистофельской головы.

- Без проблем, начальнег. Наливай, ведробездрище!

Кто пил медицинский спирт, знает, что от него крякаешь круче, чем крякали Форд с Президентом галактики Зафодом Библброксом после употребления убойного ,,Пан-Галлактического грызлодёра,, в ,,Автостопом по галлактике,,. И Хром с Лёвой закрякали так, что дверь открылась и в неё заглянула, ожидающая за дверью, надзирательница Жаохуи Иванова.

- Доктор, всё нормально?

Оценивающе прищурилась красивая полукитайка.

- Да-да, всё нормально.

Отмахнул Матросов.

- Не ехать на небо тайгой – как ништяково!

Эхом потвердил Лёва, по роже которого ведром сиропа по блину растекалось блаженство.

- Почему тебе на сопроводиловку Жаохуи дали, если ты вчера всю охрану перенервировал, а?      

Спросил Матросов и принялся наматывать бандажную ленту на треснувшие Лёвины рёбра.

- По идее, тебя теперь на цепи и в наморднике должны вести семеро, граф Монте Кристо.

Лёва сморщился от боли.

- Легче, начальнег, дышать уже не могу! Каво там шемеро, ведробездрище! Еле ноги таскаю, так отделали дубачевские! – кивнул на дверь, за которой ожидала конца процедур Жаохуи и понизил голос. – Ты чё, Хром Антонивоныч, не знаёшь чёль, Жаохуи же кунг-фустка, Длинный Кулак. Она вон одного пыжика, который её за жопу шхватил по укурке вместо абажура завязала на лампочке. Её вше бояца, ведробездрище! Но крашыи-ивая...!

Закатил глаза Лёва.

- Красивая... Ну вообще да, есть в ней что-то такое... – повозил пальцами в воздухе Хром. – Инопланетянская какая-то красота.

- Налей ещё глоток, начальнег, а я тебе кроме трубки ещё фигурную коробку под неё шклею, если шпон дашь?

- Ладно. Я тебе налью, а ты мне вырежешь трубку с футляром. Сделаешь голову Мефистофеля с рожками и длинной испаньолкой. Подарю, пожалуй, кому-нибудь на день рождения.

- Ишпаньолка это чё?

- Это момент инерции плоского сечения нестандартного двутаврового друтавра.

И засмеялся, увидев, как челюсть у зэка поехала лифтом.
- Да, шучу-шучу, простец! Пираты испаньолками называли свои пиратские треугольные бородки.

- А-а.

- Волосы вырежешь по бортику так.

Матросов взял листок бумаги, ручку и начал сикось накось рисовать голову. Рисовал он конечно стрёмно, врач есть врач – очкарь – ожиревший вор-форточник, застрявший в форточке толстой задницей.

- Фуф! - скоро выдохся Хром Матросов. – Рисую я, конечно, кверху марлей, но ты понял, думаю.

- Угу, типа понял.

Кивнул Лёва.

С облегчением бросив ручку на измаранный лист, Матросов вытащил чип-пистолет, вставил в обойму ленту с чипами и развернул Лёвину правую ладонь.

- Чё это ты мне шобрался вштавлять, ведробиздрище?

Поднял заштопанную бровь зэк.

- Чипизировать тебя буду, раз уж ты ко мне попал в лапы.

- Это чё за концлагерь, я хвостом от него не шаркну, ведробездрище?!

- Не бойся, резчик по дереву, это универсальная электронная карта, которую вводит министерство здравохранеия. Тебя лечить всё равно надо, несмотря на синяки и шышки. Побьём мы тебя для профилактики – полечим, снова чуть поколотим – снова полечим. Больных лечить-то надо, раз у них с головой беспредел, ведробездрище, - ухмыльнулся Тямкин. - Кстати, что это у тебя за мат такой - ведробездрище? Что дрищет в ведро? Или кто?
- Какой ищё мат, начальнег, шавсем не мат, прошто шильные шлова.
- Какие-какие - шильные? - не понял Тямкин. - От слова шило что ли произошло?
- Не, энто от шлова шильный произошло. Шильный человек значит. Здоровяк крутой, богатырь мощнецкий.
- Ах, сила! - наконец врубился Хром. - Сильные слова значит, а не мат. Хорошо, и что же тогда означает это твоё сильное слово - ведробездрище?
- Это не шлово, а шлова, - удивляется Лёва несообразительности врача и кивает болванкой на спирт. - Я прошто говорю вшо вмеште. Не ведробездрище, а ведро без дрнища.

В вибрации марсианских литер Хром плохо въезжает, отчего начинает сердиться:
- Хватит уже спирта, расскатал губу! Дрнище, твою богомать? Что за дрнище такое в конце концов?!
- У-у, начальнег, это прикольная иштория! Щас рашкажу. Короче, один раз нашёл я ведро, но ведро было ваще без дна, ваще без днища...
- Ах, ведро без днища было всё таки, ё-ма-ё! Ну дуремарство с тобой, чувак! Ведро без днища стало
пикселесберегающим ведромбездрищем! Я офигиваю такими твоими лингвистическими оборотами речи, с тобой, и ваще со всем в этой ,,Матросской тишине,, ведробездрище, гы!

Разозлённый Матросов ужалил иглой Лёвину ладонь.

Чипизация населения Земли ведётся уже не один год. Раньше микрочипы были не такие уж микро – чип размером с рисовое зерно по сравнению с современной модификацией выглядил слоном рядом с мурашиком. Испускающий высокие частоты чип поначалу вживляли детям. После того, как сканеры установили на автобусных остановок, в аэропортах, вокзалах и прочих проходных дворах, прайм-тайм педофилов резко сошёл на нет, отлов их с последующей химической кастрацией намного упростился. Потом началась чипизация армии. Министерство обороны радовалось уже от того, что появилась возможность эффективно проводить учёт армейского инвентаря, чипы стали крепить буквально ко всему, что поступает в распоряжение армии, за исключением разве только что песка, гравия и жидкостей. После детей и военных взялись за взрослое население. Вживлённый чип по сути стал не только медицинской картой, но и универсальным ключом, пропускающим людей как в свои рабочие офисы, так и в своё жильё. Современным полимилиционерам всё меньше приходилось устраивать ненужную проверку документов и шмон, достаточно если человек пройдёт мимо сканера. Автоматика считывает твой индификационный номер,  сверяет с базой данных, и если тебя нет необходимости преследовать атомными ракетоносцами, - ты спокойненько идёшь хоть в супермаркет, где расплачиваешься уже кредитками. Чипизирование открывает новые горизонты сервиса и комфорта, безусловно.

5 глава - чипизация в тюрьме

Местные тюремщики делят СИЗО на 7 корпусов. Первые четыре – общие. Пятый - блок для хозяйственной обслуги из числа заключенных – это баландеры, то есть те, кто соглашается работать на администрацию - повара, уборщики, прочие культуртрегеры нижней чакры. Шестой блок самый серьезный - корпус спецдопуска. Это трехэтажное здание - тюрьма в тюрьме. По официальным документам шестой корпус числится «больничкой», точнее его первый этаж именуется инфекционным отделением. На деле больных со страшными заразными диагнозами на первом этаже не держат, переводят в спецлечебницы. Лёгкими же занимается главрач Хром Матросов с старшей медсестрой Наташей и двумя пожилыми медсёстрами с простейшим лейблом. Второй и третий этажи шестого корпуса предназначены для содержания особо опасных преступников. Здесь побывало много именитых граждан – Крючков – Председатель КГБ, минист обороны СССР маршал Язов после путча называвшим себя ,,старым дураком,, , 1й – вице–президент Янаев – председатель ГКЧП, в возрасте комсы имевший кликуху ,,Генка-стакан,, , Мавроди – пронумеровавший основных придурков страны, Ходорковский, которого Путинов лично потребовал прекратить финансирование оппозиционных партий, а тот неподумав отказался, банкир Френкель, начинающий доказывать свою невиновность даже простым баландерам с фразы «Я действующий член», отчего в итоге прозванный Членом, битцевский маньяк Пичушкин, прочие вершители наших судеб.

Теперь матросских тишинистов фронтом погнали на чипизацию. Надзиратели приводили постояльцев по камерам, а Хром со своими девчонками в мыле вводили им под кожу электронных глистиков.

- Это чё за шпиля?!

Занервничал какой-то сизошник.

Замученному однообразной работой Хрому уже нет сил уговаривать очередного юрика, он только рыкнул по-аборигенски:

- Молчи, чувырло братское! Будешь с чипом и не придётся тебе дураку прятаться в тестомешалке. Прячься-не прячься, один чёрт, тебя сканером обнаружим на раз, вместо того, чтоб искать двадцать пять часов и бить потом от переживаний всем шалманом, как Лёву Фингала.

Скоро другому занепонравилось носить глиста под кожей, он поманил Матросова кривым пальцем и зашептал паром:

- Слышь, командир, у нас ведь вся фатира нашпигованна, куда я сбегу, а?

Понять сизошника можно - весь корпус спецблока ведь утыкан средствами прослушки и видеонаблюдения. Причем картинки с камер выводятся непосредственно в кабинет начальника тюрьмы, который лично отвечает, за все что происходит в спецблоке. Поэтому тогда Жаохуи притранспортировала проштрафившегося Зольдмана Ирликтыча к квадратному полковнику.

- Так надёжней! Ладонь переверни!

Приказал Матросов.

Но сизошник не сдавался:

- Слышь, братело, я в обморок падаю, когда в меня укол втыкают! Я только представлю, что у меня под кожей железяка, мне хочется на тальянку умотать! Дай я тебе цыпану, а ты меня пропустишь без энтой хни, а?

Цыпануть или дать взятку – нормальная практика не только в зоне, но и за периметром, где коммунисты устроили жуткий эксперимент со своими идиотскими свободой, равенством и братствм. Как ещё можно было выжить подопытным? Сбор блатных и банда нищих соответственно придумала форму выживания. Ты можешь бегать из конца в конец города за справками о том, что не верблюд, можешь париться в очередях, если дурак, а можешь просто дать на лапу шестёркам – делопроизводителям жилищно-коммунального хозяйчства, автомеханикам, завмагам и швейцарам, и без проблем получить свою верблюжью справку, без очереди поменять кардан, насыпать в подвале шоколадных батончиков, и любое ничтожное чмо на входе даст тебе спокойно пройти, куда тебе надо. Теперь другие времена, блат заменили деньги, но принцип совсковского выживания привычно остался тем же, несмотря на то, что появились уже дети детей подопытных кроликов комуняк.

- Слышь, у меня вчера передача с воли была, сорок кило на месяц, как положенно. Балык есть, сигареты, конфекты сосальные мелкие, как таракашки, но вкуснячие, зараза! Давай дам, только не суй мне это под кору, а?!

Хром молча чпокнул чип-пистолетом в ладонь.

- Иди отсюда. Следующий, вашу родину-мать!

- Всё, слава богу, блядь! - всёкнула Наталья. – Наш блок весь. Чётвёртый корпус после обеда же.

- Фуф! – с облегчением швырнул Хром пистолет в кювету. – У меня два бутеброда с плавленным сыром. Не с балыком конечно и мармеладом, но всё ж. Будешь один?

Наташка пренебрежительно фыркнула, достала пластмассовую, плоскую дозочку, открыла крышку и из неё вырвался сногосшибательный дух домашних котлет с чесночком.

- Не чесать мне лебедей! – вырвалось у главрача. – Что ж такое! Наташка!

Наташка наманикюренным ногтём брезгливо сбросила с куска хлеба плавленный унылый сырок и положила свою пухленькую самодовольную котлетку.

- Хавай, пацан!

- Пойдём что ли за ширмочку, дёрнем с устатку чего-нибудь замечательного, взвешивая на языке?

Они выпили разбавленного медицинского спирта, сели рядом на кушетку и молча поели, бездумно упираюсь глазами в противоположную кафельную стенку.

- Неудачники мы с тобой. И зарплата у нас такая же, блядь!

Вдруг сказала Наташа.

Хром закашлялся.

Наташа давай колотить его по спине ладошкой.

- Всё, всё уже! – наконец остановил он очередной хлопок. – Чё это мы с тобой неудачники? Базар фильтруй, подруга боевая!

- Ну как почему... – пожала плечами медсестра. – Посмотри где мы работаем. Тюрьма! Нет чтобы работать в каком-нибудь звёздном Пальмире-Паласе, расположенном на берегу моря в живописном субтропическом парке Великого князя в Крыму, куда я зарулила с экскурсией, как дура. Посмотри как мы выражаемся – фильтруй базар. Ох! – потянулась с писком и махнула от себя ручкой. – А! бодяга всё! Если человеку сто раз сказать – свинья, он в конечном счёте захрюкает. Мы же не виноваты, что наблатыкались. Тебе юрик скажет: ,,Да взяли его на красный галстук.,, - ты же не станешь юрика поправлять: ,,Извините, сэр, правильно говорить – убить ударом ножа в область шеи.,, Больница по фене – керосинка, тюремный врач – живодёр. И чё?! Ты - главживодёр, я – старшая керосинщица. Нефеля канючить у фраера! Нормалёк!
- Чё ты...!

Раздражился Матросов.
Но Наташа его перебила, стиснув начальнику локоть:
- И зырь, как мы чёкаем. Чёкнуться можно! Ты ж институт закончил, высшее учебное заведение. Очки надеть, так ваще кандидат какой-нить. А говоришь не что, а чё.
- Ну не всегда...
- Не всегда. Через раз чёкаешь. Один раз скажешь - чё ты хочешь, у мужиков ноги должны быть волосатыми, другой раз скажешь - что это за блядство такое - валенки забыл снять! Меняешься, как хамелеон. То ты врач с высшим образованием, то тут же сразу колхозным быдлом заэтываешься.
- Вся страна...
- И что что страна...! У нас страна победившего пролетариата, блядь! Чё теперь от этого? Победа долго не проходит, она, как гнойный фарингит, привяжется, фик вылечишь.

Хром фыркнул.

- Пургу гонишь, Нат...! Йьёмть, ну, в смысле пули не отливай, пожалуйста!

Подскочил, раздражённо дергаясь.

- Неудачники – они ведь тоже... ЧТО неудачники...? - акцентирую на ,,ЧТО,,. - Мы все тогда в жизни махровые неудачники. Ерунду говоришь! В России через тюрьмы проходит двадцать процентов населения. Ты представь только, сколько это миллионов. Десятки миллионов! Это ж одна большая какая-нить европейская страна! По фене ботают в парламенте. А СССР. Сталин-сука грузинская пострелял пол-страны, остальных совков загнал в лагеря. ЧТО народу оставалось? Приспосабливаться к новой романтике оставалось. Премьер-министр наш вон с экрана заявляет: ,,Мы порожняки не гоняем!,, И ЧТО, ЧТО он по фене ботает – зато его вся страна понимает дословно. Мат затем и матом стал, чтобы людям изъясняться словом чистым, как кристал. А так бы чё? - цирк-шапито с несмешными номерами, вот ЧТО!

Хром двинул кулаком воздух и закончил:

- Неудачники! Скажешь тоже! Генри Форд-неудачник вона пять раз становился полным банкротом, пока не основал Форд мотор Компани! Соичиро Хонду не взяли инженером в корпорацию Тойота. Побыв безработным и поработав простым автослесарем, он уехал домой и начал делать свои скутеры. Скутеры стали раскупать его соседи, что позволило ему основать уже свою корпорацию ,,Хонда,,. Основатель Сони поначалу ляпал рисоварки, в которых рис больше подгорал, чем варился.

Наташка неопределённо ухмылялась на беготню задетого за живое руководителя.

- Уолта Диснея уволили из газеты за "отсутствие воображения и хороших идей". Элвиса Пресли продюсер выгнал сразу после первого его концерта со словами "Ты ни на что не годишься, сынок. Возвращайся-ка за баранку грузовика". Неудачники, йьёмть! Ерунду порешь!

Вечером, когда керосинка опустела, и живодёр остался один, Хром допил весь спирт из флакона, вынул бюксу из бокса после аэробного окисления и, пошире расставив ноги, чтобы не раскачивало пьяное тело, ввёл в полученное вещество глюкозу глутамата.

Поднял пробирку с белесым порошком на свет, посмотрел с прищюром и задумчиво протянул:

- Неудачники, Натка... Вот гляди, я сейчас принёс жертву Бахусу, да? За день умотаться, к вечеру надраться. Как мой народ, от Москвы до самых до окраин, да? И я сейчас ещё, выйду из СИЗО и куплю по дороге домой ещё чё-нить углового, и пока дойду до своего дома в Кривоколенном переулке, я это угловое забанкую и ты думаешь я буду по обстоятельствам в маргарине? Я вас умоляю, бикса! Когда надо, приму это порошок, и никаких следов похмелью у меня не останется. Ваще никаких не останется, отвечаю!
Дрыгнул плечиком.
- А может останется. Там посмотрим, чё останется, чё нет...

Тут же поправился:
- А после применения вышеуказанного порошка, уважаемая госпожа, будет всенепременно по здравым рассуждениям видно - ЧТО останется, а ЧТО, собственно, не останется, коли уж я собрался об сию пора нажраться борматухи.

Пересыпал порошок из пробирки во флакон, притёр крышкой и сунул в карман.
- Моя опохмелка лучше рассола. И само собой круче пивасика. Не говорю уже про пресловутый Аспирин Эс, нихрена не помогающий с бодуна русскому человеку. А ты, блядь, говоришь – я - типический неудачник! Наоборот!

Выйдя с пропускного тюрьмы, Хром увидел хлебный лоток, спомнил, что дома нет ни куска хлеба и купил длинную французскую булку. От ,,Матросской тишины,, две остановки решил проехать на метро. Последние редкие пассажиры в вагоне казались сырыми кусками мяса, трясущимися на сиденьях. На следующей остановке в вагон вшаркала старая бичёвка и пошла по рядам с протянутой рукой, шамкая что-то про пожар, документы отобранные ментами, брошенных в подвале голодных детей и хлебушек.
Хром пробормотал:
- Я не подаю обычно.

  И сунул бичёвке французскую булку.
Та на некоторое время уставилась на булку, а потом со всей дури, как шваркнет ею Матросова по башке. Сырые куски мяса заухмылялись.
Поднявшись на поверхность, Хром встал у торговой палатки, выбирая. Пальцем показал нанятому продавцу на плоскую бутылку в ноль три.
- Это что - ирландский вискач?

Нанятый хмыкнул:
- Ага, ирландский вискач. Который в Люберцах делают в ирландской подсобке из тормозной жидкости. Бери, товарищ, какая разница, чё лить. Лучше пошаркаться, чем заржаветь!

Вискач отвратно шаркнул по пищеводу, а город пошёл какими-то бесконечными кривоколенными переулками.

- Погиб Поэт! - невольник чести -
Пал, оклеветанный молвой,
С свинцом в груди и жаждой мести,
Поникнув гордой головой!..
Не вынесла душа Поэта
Позора мелочных обид,
Восстал он против мнений света
Один, как прежде... и убит!

Виски уже не ломило, голова разболелась конкретно. Хром остановился, сначала, морщась, потёр виски пальцами, потом в размышлении взбил ладонью волосянной кок на голове, потом достал флакон с белесым порошком и сказал:
- Что ж, произвёдём сортоиспытание.

Возвысил голос:
- Итак, москвичи!

Хоть никаких москвичей в ночном переулке не наблюдалось.
- Москвичи, блядь! Я сейчас перед вами первый раз выпью своё новое средство от похмелья, чтоб башка не болела, блядь! Хорошо, что изобретателю не бикфордов шнур приходится на себе тестировать, блядь!


Дико вдруг зачесалась спина. Как всегда по закону подлости зачесалась на тринадцатом позвонке, в единственной зоне на спине, куда рука не может достать ни сверху, ни снизу. Хром привалился к фонарному столбу и давай юрзать по нему спиной.

- Ах хорррошо! Башка болит, блядь! Вообще-то из меня походу получился бы хороший химик, знаете ли, москвичи. Даже лучше, чем врач получился бы, думаю. Как мне моё изобретение назвать, а? Назвать его Зорексом, который на основе кальция пантотената связывает и выводит из организма токсины нельзя, в моём средстве нет кальция пантотената, у него другая природа.
Назвать антитоксичными адсорбентами его тоже нельзя, другой принцип. И не анальгетик это никакой, ингридиенты собранны нетривиально. Не тривиально, но целесообразно. Назову я его АЭС - Анти Эксцессная Салива. АЭС, короче! Не, хирня! Салива – это ,,слюна,,. Причём здесь слюна, блядь?! Назову лучше по деловому, э-э-э... да!, ,,Коррективный Антидот,, - сокращённо просто ,,КА,, - вот так!
Хром вытянул язык, залез им в белый порошок, потом глотнул из бутылки вискача и забулькал, перемешивая.
Проглотив, продекламировал:
- Урыли честного жигана
И форшманули пацана,
Маслина в пузо из нагана,
Макитра набок - и хана!
Не вынесла душа напряга,
Гнилых базаров и понтов.
Конкретно кипишнул бродяга,
Попер, как трактор... и готов!

Потащился дальше. Мимо проползали молчаливые дома переулков, в темноте больше похожие на большие мусорные кучи. Спустя некоторое время снова остановился перед очередным архитектурным фрагментом. Отплеснул ладошкой.
- Москва! Иногда ты напоминаешь мне руины моей личной жизни! Понимаешь ли, Москва, - москвич всю жизнь занимается игрой в кубики. Он берёт, например, кубик работы и начинает его изучать, выстраивая композицией наравне с другими кубиками жизни. Иногда москвич живёт всю жизнь со своей скучной композицией, иногда бессмысленная работа ему надоедает, и москвич, пнув временную постройку, идёт в другой угол игровой площадки даунтауна строить из новых кубиков следующую башенку. В тот момент москвичу кажется, что его новая постройка будет уж никак не меньше Вавилонской башни. Также и с пристрастиями, интересами, с друзьями, женами и любовницами, со множеством других констант, сопровождающих любого человека. Кубик жизни катится, на короткие мгновенье останавливается на какой-то грани - эта грань ,,Матросская такая тишина,, блядь! Эта грань – служебный роман с Наташкой, девкой, которой хочется замуж до того, что она уже начала бросаться на кого попало, например на тюремного врача и алкоголика Хрома
Матросова, блядь! Эта скучная грань, мелькнувшая на малое мгновенье – ночное такси с помятым задом, похожее на всю мою жизнь! Это поганое пойло – тоже поганая грань, блядь! И так далее, не чесать мне лебедей! А я продолжаю своё движение среди кубических руин своей неудачной жизни, наклоняясь телом вперёд в будущее, нажимая почёрневшим лбом на страшно упругую пружину времени!

Отбросил пробку и давай-давай хватать полным горлом последние глотки поганого вискача. Отшвырнул пустую бутылку и двинулся дальше неуверенными шагами Нила Армстронга по луне.
- Москва! Законопать дудку! Ты уродлива! Ты страшно уродлива! Поэтому называешься - Москва-ква-ква! Дешёвые субгармоники, знаешь ли! Но есть другие города. Есть один город с названием - ,,Уродлив,,. Название у него уродливое, а сам город Уродлив, в отличии от тебя Москва прекрасен! Какие строгие линии правильных форм совершенного города Уродлив! Посмотри, Москва. Во-он в том красном кубе. Видишь, Москва-ква-ква? Это наш кубьер. Смотри, как медленно ползёт по рельсам чётко соблюдая предписанный маршрут. Кажется, сворачивает на Проспект Математиков. Его очередная точка расположена на верхней грани четвёртого куба, что на улице Прямых Углов. Да, там невероятный обзор! Я непременно туда отведу Наташку, блядь! Непременно, блядь! Ну, что ж, приближаемся к цели. Гладкий, серо-синий монолит отражает лучи заходящего солнца цвета дымчатого золота. Впрочем, солнце от сюда не увидеть. Лучи? Лучи от оранжевого дома напротив. Вот потому они и похожи на солнечные. Ха-ха-ха! Что в этом удивительного? Ах, да, я совсем забыл. Вы же проездом. Простите. Ой, осторожно! Осторожно! Налево нельзя. Не совсем, но только в специальной накидке. Рентгенов тупик. Что Вы хотите? - это место, где в фокусе семь невидимых лучей испаряют бытовые отходы!
  Задрав голову к бельму луны, который тюремному врачу сейчас хотелось сковырнуть с неба ногтём, и простирая к ней руки.
- Пойдёмте, пойдёмте! Мне ещё так много нужно Вам показать!
  С балкона над ним свесилась какая-то тёмная фигура:
- Эй, чувак, кончай орать в пустоту! Жизнь чёль не удалась?
  Хром поднял голову к балкону.
- А надо?
- Дурак чёль в абсолюте? Наказали? Иди отседова, зарежу, как арбуз!
  Мужик отшагнул с балкона в комнаты, отщёлкнув дымящийся бычок.
  Тюремный врач постоял некоторое время, горбясь и шевеля лопатками, и клюнул взъерошенным коком.
- Жизнь - это наказание пустоты Абсолютом, блядь!

Продолжение

  • 1
а под кад слабо?

Кат почему-то не фурычит. Сори.

а два раз одно и тож работает?

Дважды!!!
И оба раза без ката!!!
А кто-то обещал вечную дружбе именно без графоманства.
Ренегат!

и на старуху бывает порнуха:))))


я в восторге!

А уж в каком совершеннейшем восторге мы, от того, что ты в восторге!:))))

Ну мне нравится! спасибо, буду дальше читать.

Уолта Диснея уволили из газеты - это сильно)

на самом деле так, не сочиняю.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account