?

Log in

No account? Create an account
pic1

sowetnik_p


Художники строят "Город Солнца"


Previous Entry Share Next Entry
"Конец света" - 19
pic1
sowetnik_p

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30


   Я пошёл на звуки. На деве паранджа чёрного цвета, потому я её не видел, пока не приблизился почти вплотную. Вообще-то не приблизился, а подкрался. Когда ты слышишь колебательный контур отчаяния, не хочется, знаете ли, подваливать фривольным галопом, чисто инстиктивно хочется подкрадываться на цыпочках. Вот и я подкрался вплотную. Дева меня услышала, когда я соболезнующе уже начал тянуть к ней руку с утешением.

  Это мне казалось, что я тяну к ней руку с утешением. На самом деле так тянула руки всякая нечисть к студенту-богослову Хоме Бруту в фильме ,,Вий,,.   

  Дева всхлипнула, но не от отчаяния, а от испуга.

  Я сразу же отшагнул от неё и прошептал, стараясь успокоить на доверительных обертонах:

- Тише-тише, не бойся... я неопасный. Ты так плачешь, что у меня сердце чуть не кровью облилось.

  Дева ангельски всхлипнула последний раз. Хорошо мужикам, чтоб были они крепки, как железо, и не могли согнуться! Мужики красивы обросшими ушами так, что лошади пугаются, и голос у них такой, что у мух глаза и уши отсыхают. А если уж мужики начнут всхлипывать - лошади с мухами начнут сами стреляться. 

- Не плачь, а-а? - протянул я. – Не стоит того. Не сейчас срастётся, так позже как-нибудь слюбится. Всему свой овощь!

  От собственых слов у меня самого навернулась жалостливая слеза на один глаз. На другой глаз напал тремор. Чтобы его остановить, пришлось придавить пальцем дёргающееся веко. В темноте это выглядело, наверное, так, что соболезнующий утирает слезу сочувствия. На самом деле, я зажалел девочку, запиханную в мешок, настолько, что моё опьянение стремительно изничтожалось. Метаболизм сочуствия.

- Всё можно переэтывать. Сгорела квартира – фиг с ней! Зато мы сами живы и здоровы. Вот оно - счастье! Авто в смятку – да катись оно это авто под откос! Лишь бы мы сами уцелелили. Новую квартиру купим, на новое авто накопим. Ещё ферраристее купим, ещё ламборджинестее заимееем позжее, и пятна от пятновыводителя повыведем... Всегда можно дополнительные опции выбрать. Жить плохо надо, конечно. Но не долго. Не реви, не реви только, ладно? Мне что с моста теперь прыгать что ли, из-за того, что с любимой расстался? Гроша выеденного не стоит, просто поверь на слово! Я с любимой не мог не расстаться, потому, что она того! - повертел я пальцем у виска. – Я её боюсь с её детями!

- А если не с кем расставаться? Если любимого вообще никогда не было?

  Подала первый раз свой ангельский голос дева.

  Я развёл руки.

- Ну здрасте! Как это не было? Ты же не лесбиянка, надеюсь, билять?!

  Конец предложения самосформировался без моего желания. Пары это алкогольные последние не испарившиеся, Джумхурийёмть!

  Но конец предложения почему-то не оскорбил ушей девы.

- Да уж лучше блядью побыть! И то...!

  Вдруг ангельски ожесточилась дева. Я не поверил своим обросшим ушам.

- Э-э... ну-у-у... Слушай... – прожестикулировал я растерянно. – Форма задницы мужиков не имеет значения при трудоустройстве... У женщин наоборот, само собой. Но ты хоть представляешь, какие требования предъявляются блядям в отделе кадров к жопам? Это же ужас, какие! Капут-мортуум полный!,,

- Да мне бы всё-равно было бы!  

  Я завис. Фраза по смыслу получилась какая-то... - печень недовымоченная по смыслу получается. Основной принцип актуальной журналистики – успеть описать проишествие до того, как оно случилось. С одной стороны, вроде как девушка не против погладится, с другой стороны, спрашивается, почему до сих пор не описала сенсацию, как журналист? Или накипело вот прямо только сейчас?

  Хорошо мужикам, кто спорит-то? – им можно снять майку, если жарко, нос от этого не отвалится. Снять майку - в фигуральном смысле, имеется ввиду. Я снял:

- Хы! Дык, ты что, никогда не влюблялась, что ли?! Никогда что ли любимого не имела?! Ну ты даёшь! У меня в классе уже в восьмом классе ни одной ц... ну патриотки не осталось. Сколько ж тебе лет, монашка?!

  Так, наверное, вопрошал Карабас-Барабас, тряся над очагом Мальвину, прикидывая, не избавиться ли ему наконец от этой потасканной куклы, сколько лет уже стравливающей их - романтичного Пьеро, занозистого, но честного натурала – Буратину и самодостаточного Директора театра.

- Двадцать семь мне!

  Я окарабасился-обарабасился, как Карабас-Барабас после того, как Буратино закидал шефа шишками после подлого наущения Мальвины.

- Двадцать се-емь...?!

  Капут-мортуум фиолетовый! Я аж присел я в гранд-плие.

  Дядятанк объяснял мне в гараже, что он сделал с интегрированным Вседержителем: ,,Здесь каркас подкаркасил, а здесь выкаркасил чуть от ржавчины, здесь прикаркасил пару сантиметров...,,

  Вот и я окаркасился в ржавчину с такими цифрами.

- Как двадцать семь...?! А-а какого фига ты раньше думала, а?! Семнадцатый век что ли на улице?!

  Я пфу-у-укнул в полном недоумении.

- Я влюблялся по уши до гробовой доски раз и навсегда раз шесть, не меньше! А девок у меня было... штук тридцать... или сорок, я не считал, на кой мне?! Ты что, даже петтингом не занималась студенткой?! Даже не держала в...?!

  Я  вовремя заткнулся, и в последнюю секунду проглотил неопределённый в значениях, но всё-равно стрёмный Иксуй, уже было начавшийся скатываться с языка боком.

  Если кто подумает, что в моих словах был умысел, так это чистый вымысел. Если кто-то подумает, что в моём непроизвольном замысле был злой умысел, то это, разумеется, чистый вымысел! Короче, если кто-то подумает, что в моём спонтанном вымысле был злой замысел, то это чистый умысел! В голове у меня окончательно перепуталось. Иксуй его знает от чего, - то ли от метаболизма сочуствия, то ли от алкогольных паров недоиспарившихся, то ли от недовымоченной печени.

  Дева с ангельским голосом вместа ответа снова ангельски заскулила. У неё, поди, уже мешок промок до пояса от слезоточений.

  Я положил ей руку на чёрное плечико.

- А почему ты сейчас-то спохватилась, здесь в тёмной комнате в углу?

- Да потому... – шмыг. – Потому, что... – шмыг-шмыг носом. – Потому, что через час мне уже будет нельзя заниматься любовью уже до конца бессмертия!

  Я снова длинно пфуйкнул. Занимаются сексом, а не любовью, во первых. Во вторых, опять получается печень недовымоченная. Во времена жоп мне тоже казалось, что я бессмертен. Времена жоп – это я в пятилетнем возрасте, мой рост был такой, что в те благославенные времена на уровне моих глаз были только жопы взрослых. Потом настало Время живота, Время сисек, наконец, Время мозгов. Правда, для большинства Время мозгов всё-равно осталось Временем жоп. Короче, все мы бессмертны, пока не умрём, но оргазм, братцы, это как раз такое краткосрочное мероприятие, когда кажется, что ты всё-равно как-то хитро умудрился это бессмертие в вечной бесконечности заполучить.

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30