?

Log in

No account? Create an account
pic1

sowetnik_p


Художники строят "Город Солнца"


Previous Entry Share Next Entry
"Глуминат натурия" - 6
pic1
sowetnik_p
1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30

  Смена мизансцены

Кабинет Прежнева → помещение с саркофагом Лёнина →  лаборантская → тунель вбок → тесная комнатка с гробом на возвышенности (т.е. могила Столина).


. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  

  Техник Эдуард делает каратэисткие движения, приближаясь к гробу, и декламирует:

   Мы столинские соколы летим летим летим! По яйцам мяоистам дадим дадим дадим! Марксизма–Прежневизма родник родник родник! А Мяо–макакао дурак–кирдык–пирдык!

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  

  Эдя сбивает крышку гроба ударом пятки. Кто лежит в гробу не видно.

 . .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  

  Люсенька ворчит:

  Пошёл ты на сто! Не богохульствуй, дурак! Это же сам товарищ Столин!

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Эдя:

– Чё не делать, Люсь – не хульствовать?

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Люсенька без эмоций:

  Умри весь, балахонка.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Эдя без эмоций:

– Лизни розетку. 

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

 Люсенька:

– Поваляйся в бетоне, пока не застынет.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Эдя:

– Надень трусы.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Люсенька подходит к гробу с пилочкой в одной руке, подняв из гроба ногу другой рукой, начинает полировать ногти Столину.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Эдя начинает играть второй ногой лежащего в гробу. Он поднимает ногу за палец, отпускает и кричит:

– Ай, случайно упало! Я не богохульствую Столинохуйствую, сварите меня заживо до пояса, если вру! Извиняйти заради КП и СС, товарисч! Энто никода ни–кода не повторится!

После этого он раз за разом повторяет бросание ноги.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Люсенька брюзжит:

– Не тряси ж, дурак.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Эдя:

 – Скока не тряси, – последняя капля терпения всё равно в трусы.  – наклоняется техник глумливо к Столину в гробу. – Отучал наш грузын органызм: ,,Нэ ходы бэз трусов в коммунызм. Да-а, геноцвале?

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  

  Люся с укором:

– Не тревож сон вождя, дурак.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Эдя:

– Вождь не должОн спать, дура! Эта ж вождь, начальсво! – техник трясёт кулаком перед собой интернациональным жестом, изображающим эрегированный фаллос. – Эта ж лидёр! Этаж... этаж главарь! – отрицательно водит перед носом Люсьены пальцем. – Но не головка, как думают некоторы оппортунисты. Вождь – эта коновод, эта типа купол, эта патрон большевиский! Патрон бдел, патрон бдит, патрон будет бдить! – блажит. – Кому не спится в ночь глухую?

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Эхом сверху приносится попугайское:

– Глухую, лухую, ухую...

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Техник показывает в потолок фак средним пальцем:

       Пошёл ты на сто, попка-дурак! Главнюк наш не кемарит!

––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––

  Смена мизансцены

Могила Столина → тунель → лаборантская → помещение с саркофагом Лёнина → кабинет Прежнева.

  У стола голова к голове сидят Прежнев и Мангусту Хайле Мариам. На столе бутылка ,,портвейна 777,, , стаканы и закуска – красиво запечёная свинья, с вензилястыми узорами крема по хребту, с яблоком в пасти, и пучками зелени в ушах.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Прежнев тянет:

– Из за о–острова на стре–ежень, на просто–ор речной волны–ы...

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Мангусту подтягивает:

– Унзерен зольда–атен нихт капитули–ирен.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Они симетрично хватаются за стаканы и выпивают.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Мангусту:

  Карашо сидим! А кокда я получу Какановича?,,

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Прежнев:

– Быстрей, чем пылесос выкурит сигарету. Уже послали за твоим Какановичем. Хайли, ты сидишь просто так в стране с обширными недокументированными возможностями?! Наливай, Эфиопия!

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Судорасплатов с пиратской повязкой на одном глазу вкатывает в кабинет на кресле–каталке скрюченного Какановича.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Прежнев:

– Вот и – старую задницу примело! Ну в смысле наша старая гвардия прибыла с пожизненной гарантией, плюс две недели, потребные телу для разложения после кончины.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Каканович бурчит:

– Рудзутак твою перетак! Рудзутак твою так перетак!

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

   Мангусту:

– Счо он заливает  – Рутзутак? Кес ке сэ?

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Прежнев машет рукой:

– Он своей обычной балалайкой заливается. Когда встал вопрос, кого выбирать главой партии, Лёнин, – Прежнев стукнул ногой в пол. – Предложил на должность Генерального Секретаря латыша Яна Рудзутака. Но Ильича к тому времени Йоська уже клинически обложил. Хитрожопый наш грузин! В 38 Рудзутака арестовали. Ему красноармейцы собственный палец в попу прикладом заколачивают, а он не признаёт себя изменником. Кричит, что у него биография без бородавок. Стойкий лёнинец! Представляешь, какой ахтунг потом был партийцам йоскиной секты? Стоило им только услышать про Руздутака, у них сразу вырывался крик души: ,,Рудзутак твою перетак!,,

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Мангусту наливает стакан портвейна и даёт Какановичу.  Тот выпивает одним махом, молодецки хакает:

– Ха, Рудзутак твою перетак!

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Мангусту вытаскивает из уха свиньи пучок зелени и протягивает Какановичу закусить. Тот отказывается жестом и снова протягивает стакан со словами:

– Большевики после первой не закусывают, Радзутак твою так!

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Мангусту ему снова наливает. Каканович выпивает, хакает:

– Ха, Радзутак твою перетак!

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  

  Мангусту с круглыми глазами портягивает ему зелень закусить. Каканович отстраняет зелень:

– Большевики после второй не закусывают, Рудзутак тебе в пятак!

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .   

  Мангусту с азартным интересом наливает третий стакан. Каганович проглатывает, вырыгивает:

– Мну усё фиолетово... Радзутак...! – издав рвотный рык, падает с кресла–каталки лицом вперёд в нарыганную лужу.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Прежнев цыкает зубом:

– Сфиолетился красноармеец! Раньше пил, как рассохшаяся бочка, а ноне сдал, кашанапол! Упал в ревизионисткую доктрину мяоистов. – ласково пнул Какановича. –  Расстрелять бы тебя, старая жопа, да патронов жалко! Люблю этого засранца, как раритет! Ты лучше его бери. – Прежнев показывает пальцем на молодцеватого Сударасплатого. Тот начинает, как готовящийся к бою боксёр, мелко подпрыгивать и тыкать от себя кулаками. – Вишь как он у нас грудь коленом-то выгибает?! Орёл! Рекомендую! Молод, энергичен, весь из себя в лопату трезвый! Турбокомпот, а не куча пара! Этого в детстве постоянно не роняли, как хроника Какановича. Глазёнки вона лоснятся, прям как яйца у кота, ух!

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Мангусту подходит к Сударасплатовому, осматривает его с головы до ног и спрашивает:

– Истинный ариец?

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Прежнев:

– Да арее не бывает! Я ж его с нар вытащил, падлу, после того, как его вместе с Берией замели. Так он ведь хитровыделанный виновным себя не признал. Так ведь, Сударасплатов? В тюряге симулировал умственное расстройство. Был осуждён на 15 лет лишения свободы, Там проколол себе глаз, булавка случайно растегнулась, получил инвалидность 2-й группы. Так, Сударасплатов? Бери его, Хайле, вместо Какановича. Он тебе там в Эфиопии всех контриков уговорит, кто ещё путается под твоими шоколадными ногами. Берёшь устройство?,,

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

  Мангусту хлопает Сударасплатова по плечу:

Беру, Рутзутак тфою перетак!


1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30