?

Log in

No account? Create an account
pic1

sowetnik_p


Художники строят "Город Солнца"


Previous Entry Share Next Entry
"Глуминат натурия" - 14
pic1
sowetnik_p
1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30

  Следующая мизансцена происходит стремительно, с специальным звуком - вжик! – кабинет Прежнева → помещение с саркофагом Лёнина → лаборантская.


  Музыка–пульсация. Люсенька танцует у штанги, подпирающей снизу Лёнина. Эдуард сокращается под музыку а ля каратешное, закидывая закоряшно кривондюльками ноги. Гогия молотит себе по голому пузу, словно по барабану. Люсенька семенит калибрами от штанги, мужики пристраиваются за ней, типа играя в известную игру–повторялку. Люсенька делает коротенький рывок, прыгает, хватается одной рукой за штангу, и спиралеобразно сьезжает в партер, как профессиональная стриптизёрша.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Эдуард голосит:

– Художник, художник, хуёжник маладо–ой...! – Гогия грозит технику пальцем.  Эдуард, импровизируя, заканчивает куплет. – Нарисуй мне дедушку с нимбỎм над галовой! Ты кружочек нарисуй и немнога заштрихуй! – Гога угрожающе заносит над техником кулак. Но Эдуард недоумевающе разводит в стороны руки и поёт. – А я чо? А я ни чо! Карандашик на плечо и штрихуем, и штрихуем, и штрихуем горячо! Штрихуйнём раз пиздисят, скоро будит камунизма в алюминевых штанах!

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  

  Гога тянет:

– Широка страна моя родная, много в нэй море, полей и рэк. Я другой другой страны нэ знаю, потому, что нэ был я нигде–е.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Люсенька еекает битловское:

– Ай вил би е–е, е–е, е–е! Ех , юбка моя, полосатая. А под юбкой у меня комсомольский устав! 

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Эдуард:

– По реке струится буй, а за ним фигачит дядя, а толпа на енто глядя кричит: ,,Дядя не балуй!,, 

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Люсенька визжит:

– Шла я мимо мавзолея среди мраморных статуй, сам великий Лёнин Люсе шлёт воздушный поцелуй! 

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

   Люсенька снова пошла калибрами, мужики снова пристраиваются за ней колоной.   

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

   Люся:

– Сидит Эдька на заборе, мочит клемы в ацетоне! Химия, химия, какая я красивая! 

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  В помещение влетают расхлюстанный Прежнев и Мангусту. Они пристраиваются в конец колоны.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Эдуард, не видя появившихся, поет:

– Поменяли мы царя на компартию, ура! Где б найти такую блядь, чтоб на Прежнева сменять?!

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  

  Прежнев кричит сзади:

– Вместо эдькиной башки деревянный бубен! Коли свой не тарахтит, в этот стучать будем! 

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Эдька резко поворачивается и голова колоны оказывается перед её хвостом. Прежнев, типа того, что замахивается на техника кулаком, Эдик быстро выкидывает руку в сторону, хватает со стола мензурку с коктейлем ,,Солнце,, и суёт её Генсеку, тот хватает эфиопа за волосы, оттягивает ему голову назад, эфиоп оскаливается, автоматически открывая рот, Прежнев капает ему в рот из мензурки коктейль, ►слышится громкий звук падающей капли◄ Мангусту встает, как вкопанный, Прежнев врезается в него, вся колона впрессовывается в Прежнева. (причём колона начинает фрикционно работать, как баян, сжимаясь–разжимаясь).

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  

  Прежнев капает себе в рот, трясёт мензурку над собой, вытрясывая последние капли, разбивает её об пол, вываливается из колонны, начинает зверски топать в пол ногой, будто собираясь его проломить, и орать:

– Жги, жги, жги!!!

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .   

  Колона рассыпается, начинается безумный русский перепляс. Потом танцующие разваливаются на две половинки, замолкают и замирают, уставившись на танцующего Мангусту Хайле Мариама. Тот в полном трансе, дрыгается характерными африканскими танцевальными движениями, напоминающими фрикции и визжит:

– ШКИ, ШКИ, ШКИ!!!

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .   

  В конечном счёте от его повтора получается слово: ,,КИШКИ, КИШКИ, КИШКИ!!!

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Впритык Мангусту скандирует:

– Лёнин шил, Лёнин шиф, Лёнин путет шить!!!

  Ещё раз, и ещё.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Остальные снова танцуют русский бунт и кричат кашу:

– Жги, кишки, шги, жгишки!!!

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Прежнев с эфиопом, обнявшись за плечи, танцуют канкан.  

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Эдуард, обнявшись с Гогой, кривляясь ногами в стороны, кричат:

– Мы с приятелем ногами выбиваем косяки! Неужели нас посадят за такие пустяки?! 

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  В полном трансе они выкорманивают из карманов семки и начинают ими швыряться друг в друга. Причём так, что часть семечек рикошетом летит на головы зрителей.

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Эдуард случайно задевает ногой штангу, штанга, подпирающая лёнинскую ногу, валится в одну сторону, одновременно Люсенька, повисшая на другой штанге, заваливается вместе со штангой в другую, Лёнин соскальзывает вниз и торчком падает на пол помещения. ► Лёнин не гол вульгаритэ. На нём телесного цвета балетные лосины.◄  

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

  Прежнев, увидев стоящий труп Лёнина, запихивает в рот галстук и истово его жуёт, Мангусту же падает на колени, протягивает к вождю руки и кричит:

– ПОЖЕ, ПОШЕ МОЙ!!!

. .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  

   Гаснет свет, бьют кремлевские куранты. Бьют, против прежнего замедленно, что должно означать – прошло приличное время.




1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30