?

Log in

No account? Create an account
pic1

sowetnik_p


Художники строят "Город Солнца"


Previous Entry Share Next Entry
15 глава совместного романа
pic1
sowetnik_p

предыдущая глава

Москвичи, побросав свои малюсенькие храмы вкусного сна и сладкой еды, устремились по делам и делишкам в огромный человеческий муравейник. Хрупкий мужчина в костюме быстро передвигается на тоненьких ногах, как на цирковых костылях, за билетами в театральную кассу, придерживая ненужную шляпу. Упитанный гражданин, похожий на мягкую личинку мухи-журчалки, торопливо листая вафельно хрустящую свежую газету, насвистывает под нос модный хит «Шуры-муры-пассатижы!». Клара Карловна на пятом этаже дома поливает цветы на уютном балкончике, деловито заглядывая в каждый бутончик пчёлкой. Движения её резки, но точны и тем изящны. Прохожие, пробегающие по тротуару пятью этажами ниже балкона, после орошения случайными каплями из лейки Клары Карловны, с живейшим неудовольствием смотрят в без единого облачка небо и выдыхают одно и тоже: ,,Блядь, что за...?!


Хрома Матросова утренняя свежесть и хорошее настроение быстрым карандашным штрихом тоже пронесло по московским улицам, главврач насквозь проткнул проходную ,,Матросской тишины,, , молниеносно показав щекастой жопе пропуск, и через минуту уже поднимался по лестнице, ведущей на третий этаж спецблока.

Чёрная комната с подопытными кроликами находилась сразу за углом лестничной площадки. Тут Матросов сбросил скорость до нуля, выставил ухо вперёд и прислушался к бубнежу за углом. Бубнили двое – красавица полукитайка Жаохуи Иванова и Зольдман Ирликтыч. Они переговаривались между собой через дверь камеры.

- Жаохуи, а Жаохуи, - ныл Ирликтыч. – Тебе сложно сказать что ли-и?! Ну скажи, а – есть у тебя бой-френд или не-ет?

kömnkbvc22222222222

- Отвалите, подследственный, - без восклицательных усилений отвечала охранница. - Мне не положенно разговаривать с заключёнными.

- Но тебе приказали доносить об нас начальству. Я же подслушал разговор Матросика с тобой, когда главживодёр уходил и давал тебе партийный наказ. Вот и доноси! А так будешь молчать дура дурой!

- От такого слышу.

Кротко ответила Жаохуи.

- Это ты ошибаешься, душа моя, я не придурок с заниженной самооценкой, а крутой хакер. Я даже круче, чем говорю – я – крутатень крутатеней! А то, что меня сюда замели, так сё есьм чистая случайность. Как сказал бы немецкий вентильный тромбонист – дас ист до-дубль-диез – украшение, небольшой мелизм только, делающий мою яркую жизнь ещё ярче!

Матросов за углом ухмыльнулся, представив себе, как хвастун при этих словах принимает обычную свою типичную позочку – подбородок гордо вскинут, ножка величественно выехала вперёд, рука по-наполеоновски под планкой рубашки и пощипывает сосок, маленькие глазёньки еврея излучают свет бутылочной зелени, словно фосфатных батареек нажевался.

khbhcf222222222222

- Я, если б попал к ацтекам, они меня покрыли бы золотом! Если б я попал в пустыню Наска, дикари двадцати километровой траншеей нарисовали бы мой профиль! Если б я шёл, не считаясь с домами и колодцами, по Гизе, египтяне из вежливости передо мной переставили бы пирамиду Хеопса на метр в сторону, чтобы не мешала моей прогулке! Гюльчатай, покажи личико, говорю! Ну открой окошко в двери хоть посмотреть на тебя, а-а-а?!

И еврей задребезжал серенаду, как итальянский тенор Лучано Паваротти, подхвативший острый фарингит:

- Твой лик, о ра-адость, о блаже-енство!

Круглей луны,

Белей снегов,

Вкусней амброзии глото-очков,

Бессмертною прошИт поэтом стро-очкой,

В него все боги влюбленны

Он даже, ДАЖЕ совершенней точки!

Матросов вышагнул из-за угла, кивком поздоровался с охранницей, нагнулся к смотровому окошку в двери камеры, дёрнул закрывающую заслонку в сторону и оказался нос к носу с евреем.

- Ой!

Ойкнул Зольдман и его потный носик провалился в черноту камеры.

Матросов повернул рукой, показывая охраннице жестом, чтобы открывала дверь.

Вошёл и спросил:

- Цитируете Флета, Моисей Ирликтыч, как погляжу. Стихотворение автора про совершенную точку из его книги, я помню.

Зольдман быстро очухался, развернулся из буквы зю, в которую от неожиданности попал из наполеоновской позитуры, и снова призодрал подбородок.

- Совершенно верно, уважаемый лейб-медик, это стихотворная форма Флета.

- Лейб-медик, хэ-хэ... Не далее, как минуту назад, вы назвали меня главживодёром.

- А-ха-ха! – ручки еврея запрыгали, словно на резинках. – Наше русское хамство происходит только от неспособности осознать какое-нибудь явление. Человек злится, чувствуя свою убогую ограниченность, и от злости за то, что оказался в мусорной куче, начинает хамить, такому же, как он сам, биомусору, но в особенности начинает изощрённо хамить персонам, находящимся вне кучи мусора, воспаляясь от зависти. Я же, в отличии от граждан мусорной кучи, ясно понимаю, что главный врач ,,Матросской тишины,, далеко не дурак. Ой, не прост, наш дохтур! Уж в чём, в чём, а в ай-пи-адресах Зольдман Ирликтыч разбирается! Я вот только не понимаю, майн херц, где вы ,,Точкизм,, Флета выкопали. Самиздат похоже.

- Вы удивитесь, Моисей Ирликтыч, но книжонку я выкопал на книжном развале из под журналов с сиськами. Вы прочитали уже ,,Точкизм,,?

- Перечитываю по второму разу. Сейчас снова штудирую его ,,Семь-ки,,

- Какие понравились, если не секрет?

Зольдман поднял с синтепонового одеяла книжку в мягком переплёте, нашёл нужное место и прочитал:

- Извольте-с.

Весь мир весИт не навесу,

Не на суку, что смехотворен и потешен,

На точке наш висит сосуд

- всесвет изящной, непогрешной!

Хром задумчиво поширкал пальцами по скуле.

- Мне больше его футуризм нравится.

Взял из рук Зольдмана книжку, нашёл и прочитал:

- Многокошки тяглей многоножки

Многоправда ценней многобожести

Многошесть почислей многотрёшки

Только точка огромней всех множеств

Зольдман перелистнул несколько страничек.

- Я сторонник эмоциональной цветопередачи, так сказать. Вот смотрите, Хром Антонионович, - как убедителен Флет в этом.

Малые камни не отбрасывают тени

При лени не сгибаются колени

Провода не нужны, ВСЁ ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС!

Боготочки святы, ТУТ НАЧАЛО ВСЕХ ТРАСС!

Матросов потёр ладошки.

- Да! Упорное и успешной продвижение к цели вызывает в простых душах только зависть. Равным образом и русский биомусор хамит от неспособности понять внутреннюю конструкцию божественных вещей. Совершенно верно, вы конечно же правы! Ах-ха ха-ах!
  На лице врача прям кошачье удолетворение, словно хозяева забыли на столе литр сладкой деревенской сметаны в глубокой суповой тарелке, а сами убежали из дома по каким-то внезапным делам. Хром с прищюром кайфа поочереди поскрёб себе ногтями тыльные стороны ладоней.
- Да-да-да! Именно так, Моисей Ирликтыч. Кстати! Чуть не забыл. Вы хотели напрямую читать Всемирную Виртуальную Библиотеку. Похвальное желание!
Дранг-цзы! Это не сложно. Возьмите вот.
 
Матросов расстегнул пуговицу на клапане рубашки, чуть закатал рукав и открыл себе запястье с прозрачным браслетом. Снял его, разомкнул по пунктирной пометке, растянул до размера стандартного листа бумаги и нажал на правый нижний край, активируя. Прозрачный лист сразу помутнел и превратился из казалось бы дешового листа целулоида в глянцевый экран, на котором загорелось откушенное яблоко «Apple»
- Седьмой «iPort», - кивнул Ирликтыч. - Хорошая машина. «Всё в одном», как и положенно по нашим временам.
- Читайте на здоровье, Моисей Ирликтыч, не возбраняется. А что скажете о Флетовских притчах?

Зольдман жимкнул бабьими плечиками.

- То ли у автора, как у большинства литераторов, синдром ,,ложной многозначительности,, , то ли он что-то не договаривает. Я несколько дней пытаюсь разобраться. Странный этот Флет! Я его раскусить не могу! Что меня и интригует, и уже утомляет.

Матросов кивнул, соглашаясь, что неведомый Флет заинтриговал, и утомил его тоже.

Зольдман клюнул носом в страницы.

- Сэрлэрэлэморэ учэрлэвоежэ,
Искрэвэдэ фторэ инэрнэ еэжэ.
Закрэфтождэ урнэ вокруглоэ формэ,
Рассыпалось утром в холодное море.


  В этом месте Зольдман странно переменился, глаза закрыл и придурошно забормотал:
-
Мда-а, такая вот хрень хрень получается, простите великодушно. Такая уж хре-ень... - почесал нос. - А вдруг не хрень! Шифр!

- Что? - не понял Матросов. - Какой шифр?

- Многоалфавитной замены, построенной на таблицах. Так называемый – квадрат Бьюфорта: его строками являются строки таблицы Вижинера, записанные в обратном порядке. Если первичный ключ равен четырём, а шаг равен трём, то последнее стихотворение читается так... Мёртвая планета э-э... обдерёт атмосферу земли, как голодная обезьяна кожурку апельсина. Э-э... облезьянку жалко, пипельсинку нет.

Матросов озадаченно посмотрел на еврея, что это с ним такое? Не решил ли закосить под шизика, как это делают другие хитрованы?

- Откуда вы знаете криптографию?

- Та же математика. А я хороший математик-программист. Это предсказание. Вероятно, он астроном. Координаты транснептунового обьекта, абривиатура - ТНО, расчитанны очень точно. Сейчас июль. Но через какое-то время ТНО выйдет из хвоста другого приближающегося к Земле обьекта - кометы, который до сих пор скрывал ТНО от обнаружения, не врежется, но пролетит мимо Земли практически впритирку. Чем обдерёт атмосферу Земли. Апокалипсис. Главный вопрос - когда?! Если через пятьдесят лет - хрен с ним, я уже сыграю в ящик, после меня хоть потоп! Если завтра - до чёртиков обидно сдохнуть в чёрной комнате вместо шикарного ресторана с голыми девками на коленях!

Хром сморщился.

- О чём это вы, не понимаю? Что за предсказание, какого Апокалипсиса? Какого-то очередного сумасшедшего где-то прочитали?

Ирликтыч отрицательно мотнул головой.

- Да, прочитал. Вероятно, автор чем-то обозлённый человек. Вычислил Конец Света и издевается в зашифрованной форме над человечеством. Даже радуется нашей неэкологичности. Скоро конец света, мы умираем!

  Фингал вдруг давай краснеть ушами.

- Зольдман, кончай жопу морщит, гад! Вше пугают вокруг! Задрали! Шарай на привязи!

- Сам ты сарай на привязи, дурак! Мы умрём! Что я тогда здесь сижу, мне надо нагуляться там! – кивок восковым подбородком на закрытый проём окна. - Скоро всем число Пи!

 
π-3,14здец или Конец света, или  Апокалипсис - тема вечная, отчего дешовая. Кто б сомневался, что человечество в одночасье окончит свой вихляющий путь. Но все эти прогнозеры уже правда задрали!

Число Пи – бесконечная непериодическая дробь. Это значит, что любое возможное сочетание цифр существует где-то в Пи. Если перевести его в текст ASII, то где-то среди этой бесконечной строки будут имена всех людей, которых вы когда-либо любили, дата и причина вашей смерти, и ответы на все великие вопросы Мироздания.

следующая глава



(Deleted comment)
Как же без того, чтобы не спасти планету. Всенепременнейше спасут!

Это уже серьёзно. Ждём-с!

привет, Советник.

Ну прямо все по той же теме о конце света:))

Дороги ложки к обеду, Лен.

класс :) Главрач рулит!!

Лишь бы планету спас, не всё ж америкосам спасать!

В декабре всем π-3,14здец!
Класс!

Истерия, между прочим, уже началась в обществе, а что будет через недельку - уй просто!!

обещал "полностью", а реально пара изогнутых строк. лентяй!

Ты закона не знаешь что ли - информацию следует выкладывать дозированно, чем читатель держится в постоянной интриге.

Ух блин... Вот это да... Концовочка что надо!!! Круто!

Дык, хватит уже прелюдий, понеслась душа в рай!

Хочу в "М. Тишину"! Задыхаюсь без интелихентного разговору!

Тенденция обозначилась - чем больше вотки, тем интеллигентей разговор.

Какие прекрасные лица у будущих ментов. А скажи пож., Советник - что, Ирклитыч случайно так похож на Чубайса?

Чем тебе НаноЧубайс не комильфо?

(Deleted comment)
Может в Голливуд написать....? Или Болливуд.

Да...
Фотография тоже любопытная...

У нас девчонки что надо!!

ух ты у вас роман, как круто. надеюсь издадите книжку)

Там видно будет.

врут они всё. я давно все концы света отменил.

Так я наши главные герои КС благополучно покэцают, без хэппи энда литература - не литература! Жанра законы будут соблюдены.

Опять о конце света...эххх..так ещё пожить хотца))

Дык живи всласть! Последние 20 дней.